Полная версия сайта

Отец Жанны Фриске: «Не сдавайся, дочка, борись!»

Отец Жанны Фриске поведал о «спартанском воспитании» дочери, ее долгожданном материнстве и о том, как сплотило родственников известие о болезни певицы.

На свадьбах воровала у невест туфли, которые потом щедро выкупал жених. Если не монетами, то конфетами у нее всегда были заполнены карманы. Потом в качестве пионера-тимуровца старушкам помогала, и в магазине фасовкой занималась, и после школы в мебельном салоне полгода простояла. Все, что со временем заработала, — плод ее собственных усилий.

Единственное, чем я помог, — подарил дочке первую и вторую машины… А права у Жанны появились даже раньше, чем у моей жены. Водить я ее учил с детства. Как-то вместе в Одессу на машине собрались. И под Москвой, в Апрелевке, я «уговорил» чекушку водки. У Жанны тогда и прав еще не было, но что делать — сажаю дочку за руль, и она до самого Киева ведет машину. В пути стемнело, дождь заливает лобовое стекло… Поглядываю на Жанку — глаза восторженные, в руль обеими руками вцепилась!

«Спать не хочешь?» — «Нет!» Азарт проснулся. В Киеве поспали немного, я опохмелился, говорю: «Доча, езжай дальше!» В дороге, чтобы не скучать, хором песни распевали… И так Жанна, считай, от Москвы до Одессы меня довезла. Потом эти способности по-другому стали проявляться: Жанна так рвалась за руль, что утаскивала у меня по ночам ключи от машины и каталась с подружками по ночной Москве. А я ни о чем не подозревал. Она только лет через 10 во всем призналась, когда ругаться было уже бессмысленно — за давностью преступления.

А еще помог ей с жильем — оставил двухкомнатную квартиру. Жанна получала по 25 долларов за концерт, но не транжирила — подкопила и сделала у себя евроремонт. Один из первых в Москве. Мы тогда еще и не знали, что бывает такая красота, — даже соседи ходили любоваться.

Жанна не транжирила — подкопила и сделала у себя евроремонт. Один из первых в Москве. Мы тогда еще и не знали, что бывает такая красота, — даже соседи ходили любоваться

С нами дочка не советовалась, напротив, предупреждала: «Пока ко мне не заходите — готовлю сюрприз». Я у себя параллельно по старинке косметический ремонт сделал, но когда к Жанне заглянул — у меня челюсть отвисла.

Когда пришло время поступать в институт, я дочке сказал: «Денег не дам, ни с кем договариваться не собираюсь — все сама». Не от жадности: просто дети, за которых хлопочут родители, потом не знают цены своему образованию и учиться не хотят. Жанна с детства метила в артистки, но я ей говорил: «На эстраду сложно пробиться, а высшее образование в жизни не помешает». Хотел, чтобы стала журналисткой. Жанна не прошла в МГУ, но поступила в МосГУ (Московский гуманитарный университет) на факультет журналистики.

И все-таки артистка в ней перевесила... Недоучилась, чего я и боялся.

Вместе со студенческой жизнью начались тусовки, клубы… Пытался запрещать. Жанка обижалась, подолгу не разговаривала. Стал сам дочку в эти клубы возить: она на танцы, а я у входа сплю в машине. Напляшется и среди ночи стучит в стекло — едем домой. Потом стал одну отпускать, но требовал возвращаться не позже 11. Жанна график соблюдала, знала, что стоит нарушить обещание — в следующий раз дома будет сидеть. В строгости ее держал.

Но в общем-то доверял — не сомневался, что у дочки есть голова на плечах… Какие мальчики за ней ухаживали, мы с женой знали. В школе Жанна с лучшей подругой были лидерами: все с ними хотели дружить, уважали.

До подъезда провожал одноклассник Дима… А во время поступления в МГУ Жанна познакомилась с Максимом — как-то он заезжал к нам пить чай, тоже хороший парень. Мы на дочку не давили, знакомить со всеми женихами не требовали. Потом долгое время она встречалась с Илюшей… Но их любовь закончилась вскоре после того, как Жанна попала в «Блестящие». Я сначала не знал, что случилось. А потом мне жена рассказала: пользуясь частыми гастролями своей девушки, Илья нашел себе другую. Наверное, Жанна переживала, но только втайне от нас — жила она уже отдельно. А волновать родственников и жаловаться на жизнь не в ее правилах — это у нее от матери. Всегда один ответ: «Пап, у меня все хорошо». И даже сейчас, в больничной палате, повторяет неизменное: «Все хорошо». — «Ну как же это?»

— «А что ты хочешь услышать?»

— Вы тоже долгое время были музыкантом. Получается, любовь к сцене у Жанны от вас?

— Дочка с ранних лет сидела на наших репетициях в ЦДРИ, где я был методистом по хореографии, играл на барабанах и пел. Когда действо затягивалось до двух ночи, находил Жанну в зрительном зале, спящую прямо на стульях… Еще до армии окончил хореографическое училище, потом на службе участвовал в самодеятельности. Как демобилизовался, приехал в Москву, по приглашению работал в спецохране Министерства финансов, но все равно сцена не отпускала. В ЦДРИ меня привел мой знакомый Артем Тарасов (тот самый первый советский миллионер), а моим руководителем там стал будущий известный продюсер Игорь Матвиенко.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или