Полная версия сайта

Мира Тодоровская: «Валера очень боялся, что я опозорю нашу семью, он в меня не верил»

Мы заняли позицию на углу гостиницы «Националь» и наблюдали выходящих оттуда женщин. «Говорю тебе — точно она!» — кивнула я в сторону длинноногой блондинки в короткой норковой шубе.

Петр говорил: «Все режиссеры приходят со съемочной площадки домой к женам, а я — к своему продюсеру»

А родительские советы — дело неблагодарное, дети все равно будут делать по-своему… Самое лучшее — правильный личный пример. Я надеюсь, что у нас с Петром это получилось… Чем становились старше, тем чаще я слышала в свой адрес комплименты, он не стеснялся признаваться в любви. Иногда мы ходили по дому и могли вовсе не разговаривать. Не потому, что поругались, — нам было хорошо рядом и без слов. Я почти каждый день уезжала на работу, а Петр писал свои воспоминания, песни… И ждал, когда вернется его Мира. Я по-прежнему старалась за ним ухаживать, покупала ему хорошую обувь, костюмы. В его шкафу все осталось как было, Валера просит: «Не трогай». И моя сегодняшняя жизнь, как этот шкаф, заполнена воспоминаниями о муже.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или