Полная версия сайта

Известный немецкий драматург Бертольт Брехт: между женой и любовницей

Тяжело ехать в неизвестность, оставив в чужом городе любимую женщину, мучительно несколько лет подряд разрываться между ней и женой. Но что же ему делать? Он любит обеих, они обе ему нужны.

«Кавказский меловой круг» и «Мамаша Кураж и ее дети» прошли по всему миру, Брехт стал самым известным немецким драматургом, а Елена Вайгель — его примадонной

В этот момент она с необыкновенной ясностью поняла, что речь, в сущности, идет о том, кто из них двоих войдет в историю.

Этот день в поезде тянулся долго: пассажиры купейного вагона перезнакомились друг с другом, Штефан и Барбара бегали по коридору, играли в пятнашки с мальчиком с Сахалина, сыном летчика, гостившим в Москве у бабушки. Брехт наконец начал писать — работа пошла, и ему казалось, что получается не хуже, чем когда они творили вместе с Маргарет. Он крутил в пальцах карандаш, придумывая рифму, его нос еще больше заострился, и Вайгель казалось, что муж стал похож на большую хищную птицу.

Она твердо верила, что мир еще признает в нем гения, а те, как известно, живут по своим законам, общепринятые правила им не указ.

Ее муж с детства хотел стать писателем, пробовал свои силы в разных жанрах, сочинял стихи, пытался играть на сцене, увлекался площадным балаганом, а вот учиться не хотел, и родные считали его абсолютно безответственным. Из Биди не получился медик, он недоучился на философском факультете, у него есть внебрачный сын. С первой женой Бертольт развелся вскоре после того, как та родила ему дочку, — его, видите ли, тяготила проза семейной жизни, детское хныканье, пеленки и доносившийся из кухни запах капустного супа. Он плейбой, Казанова, покоритель женских сердец: когда Елена пригрозила ему тем, что он больше не увидит Штефана, Брехт согласился на брак, но с одним условием — его свобода останется неприкосновенной. Ее это не обрадовало, и все же она была уверена в том, что последнее слово останется за ней: мужчине нужны дом, вкусный обед и женщина, которая дает ему добрые советы.

У него было много романов, женщины появлялись и исчезали, но он оставался с ней… И с Маргарет Штеффин.

А в больнице на берегу Яузы Маргарет пыталась собраться с мыслями и написать Брехту большое письмо: она хотела поведать ему то, о чем прежде молчала. Ее бросало то в жар, то в холод, болела голова, грудь раздирал кашель, но она не собиралась отказываться от начатого. Маргарет никогда не говорила ему о том, как сильно его любит, а ведь это — самое важное в ее жизни.

«Ты научил меня не бояться секса, с тобой я впервые почувствовала себя любимой женщиной. Много лет назад, в детстве, когда отец был на фронте, я услышала сквозь стену, как моя мать воркует с другим мужчиной.

С тех пор любовь казалась мне чем-то грязным, а ты мне открыл иное…»

Исписанный листок полетел в мусорную корзину: Биди жесток и ироничен, он может посмеяться над ее фобиями.

«Я была маленьким писателем-самоучкой, сочиняла детские пьесы и сказки. Ты впустил меня в свой мир, сделал соавтором, и я тебе благодарна…»

Второй листок последовал за первым — к чему говорить о том, что Брехт знает и так?

«Все эти годы я надеялась, что ты скажешь мне о том, как много я для тебя значу. Иногда наша работа была для меня каторгой: из-за болезни я быстро уставала, болели руки — у меня артрит, мне нельзя много печатать.

Но меня тревожило другое: иногда казалось, что я нужна тебе только как машинистка, и ты совсем меня не любишь…»

Она порвала и третий лист: он должен был почувствовать все это сам, давным-давно. Ни к чему распахивать душу перед тем, кому это, может быть, не нужно.

Лежа на больничной койке и глядя в белый лепной потолок, Маргарет вспоминала последние встречи с Брехтом. Не слишком ли быстро он согласился на ее уговоры? Тот, кто любит, чувствует происходящее с другим человеком сердцем — а она смогла убедить Биди в том, что поправляется. Он легко поверил ей, в его голосе зазвучало облегчение — ну конечно, ему давно хотелось бросить ее в Москве и уехать…

Значит, он ее не любит? Но тогда ради чего она жила последние годы?

Маргарет знала, отчего ей делается хуже: разбитое сердце сживает со свету так же, как и каверны в легких. И все же беспокоить Брехта не стоит…

...Скорый поезд шел всю ночь и все утро, остановку он сделал днем. Она была долгой: сперва меняли паровоз, потом заправляли его водой и углем. Когда поезд встал у перрона, Брехту принесли телеграмму, дожидавшуюся его с утра: «В москве прекрасный солнечный день тчк сегодня я выйду в сад тчк м». А когда паровоз загудел, собираясь в путь, запыхавшийся почтальон вручил ему «молнию» из Союза писателей. Председатель иностранной комиссии телеграфировал о том, что Маргарет Штеффин умерла в больнице, и спрашивал, что делать с ее вещами и рукописями.

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или