Полная версия сайта

Наташа Королева: «Мы были в шоке, когда узнали: Матвей — аутист»

Как нам объясняли американские врачи, такие, как Матвей, дети-индиго, они нормальные, это мы с вами ненормальные...

Мама периодически меня называет Ирой, но никогда не слышала, чтобы Иру называли Наташей. А значит, она о ней постоянно думает. (Слева направо: Ира, Людмила Порывай и Наташа)

Никому, кроме нас, наш Вова не был нужен. Ничего, прорвемся! Наймем учителей, будем его развивать, заниматься с ним. Все жили надеждой, что вот-вот Ира с Костей в Канаде встанут на ноги, но пока материальной поддержки от них ждать было бесполезно, они там зарабатывали крохи. Главным финансистом в это непростое время оказалась я. Слава богу, у меня были гастроли, выступления, концерты. В нашей семье никто никогда не считался — эта наша общая боль, наш крест…

Родители по-прежнему заботились о Вовке. Они по очереди несли «вахту»: неделю с Вовой проводила мама, неделю — папа. С ребенком круглосуточно находилась няня. Родители жили на два дома. В своей квартире они бывали, когда им нужно было отдохнуть.

Когда Ира с Костей наконец смогли приехать в Киев, то оказались перед выбором: остаться на Украине или вернуться в Канаду.

Но к моменту их возращения в стране все поменялось. Вместо денег — купоны, пустые полки в магазинах, бандитские разборки, полная неразбериха. На эстраде они никому не нужны, там давно уже другие звезды. Руся так неожиданно исчезла с горизонта, что ее популярность сошла на нет. Хотя зрители продолжали ее узнавать, каждый второй на улице ее останавливал с восклицанием: «Ой, Руся, мы вас до сих пор помним. Как вы замечательно пели!» А что с этого!

Что было делать Ире? Идти учителем музыки в школу или, как многие профессора и академики, стоять на рынке торговать? Но для этого нужно иметь мужество. Это не Канада, где тебя никто не знает.

Надо быть очень сильным человеком, чтобы не обращать внимания на усмешки.

Ира этого сделать не смогла. Ей стало страшно. И они ничего другого не придумали, как вернуться обратно в Канаду. Там проще, легче…

Несколько лет Ира с Костей мотались из Канады в Киев, чтобы повидаться с сыном. И жили на две страны. Привозили сыну редкие лекарства, подарки. Когда Вове исполнилось 8 лет, и мы с Ирой организовали тур по всей Украине «Две сестры», чтобы заработать деньги на его лечение.

Но, увы, прогнозы врачей сбылись: наш бедный Вовочка ушел из жизни в 11 лет. Он так и не дождался своего счастья...

Так получилось, что мы с Игорем Николаевым в это время были на гастролях в Торонто.

Мы по-прежнему очень дружная и сплоченная семья. И в счастье, и в горе мы друг друга поддерживаем, не забываем. (Наташа, Костя, мама, Матвей и Ира в Майами)

К нам за кулисы пришли Ира с Костей. Вдруг звонок мамы: «Вовочки больше нет…» Рядом стоит Ира и ни о чем еще не подозревает. И я понимаю, что мне сейчас нужно сказать матери, что ее сын умер. А я не могу! Ну как я это скажу? Я не помню, как я сказала об этом Ире с Костей, как пела потом на сцене про «маленькую страну» и «желтые тюльпаны» — все было как в тумане. Знаю, что для этого мне пришлось собрать всю свою волю в кулак…

Эта трагическая история сильно подействовала на всех нас. Одиннадцать лет мы боролись за жизнь нашего Вовочки, но бог забрал его, это было самым сложным испытанием, и нам всем было необходимо пройти через это. И мы, взявшись за руки, прошли… А папа не выдержал, эта трагедия с Вовой его подкосила.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или