Полная версия сайта

Кьяра Мастроянни: Мужчины и тьма

«Да мне плевать, что говорит этот болван», - Катрин Денев ненавидела, когда дочь унижалась «перед ничтожным мужичьем»...

Впрочем, никаких сложностей не было. Марчелло Мастроянни, в которого Катрин имела неосторожность влюбиться, был женат и в браке имел такую же маленькую дочь. Его супруга Флора проживала в Риме, разводиться он не собирался. Как и не собирался менять свои привычки — патологическую потребность соблазнять всех женщин, встречающихся на его пути, — от гримерш, консьержек и ассистенток на съемочных площадках до актрис разного уровня. В свое время рождение Кьяры в их свободном союзе стало полной неожиданностью для обоих. Еще не появившись на свет, девочка уже была обречена на проживание с матерью в слишком большой для двоих квартире у парка Монсо. Конечно, Марчелло любил свою парижскую дочку, делал ей ненужные, но роскошные подарки «на вырост» — бриллиантовые серьги, кольца, изумрудные браслеты Cartier.

Катрин кидала дорогой «мусор» в шкатулку, спрятанную в платяном шкафу, язвительно замечая: «Будет что продать, когда наступят черные дни». Она не ценила ни внимания, ни презентов Марчелло и запрещала себе строить какие-либо планы на его счет.

— Запомни, твой папа — заколдованный мотылек, — сюсюкала она с маленькой Кьярой. — За все его непростительные грехи демон превратил его в мотылька и пустил маяться по свету. Иногда он залетает к нам, иногда — нет. Но мы живем вдвоем, и твоя семья — это только я и ты.

Кьяре очень понравилась история, и в начальных классах она даже написала на эту тему сочинение, что вызвало немало пересудов среди учителей.

В те годы ее мир складывался из очень простых вещей — комната с наглухо задернутыми гардинами, монотонный стук настенных часов в коридоре, шепот метиски-служанки Найро (громкие звуки раздражали мать), обеды и ужины строго по часам, шофер месье Анри, привозивший и увозивший ее из школы (с ним она могла поговорить по душам и украдкой поиграть с его старой собакой Диной, путешествовавшей в салоне на заднем сиденье), уроки.

Редкими радостями для Кьяры  были краткосрочные наезды отца Марчелло, который вваливался  в квартиру матери с шумными прибаутками и смешками...

Все. Никаких подруг («они все идиотки, помешанные на тряпках и сплетнях о мальчиках», — считала мать), никаких развлечений («по-моему, тебе стоит посерьезнее относиться к домашним заданиям и внеклассному чтению»), никакой косметики («твоя молодость — лучший грим, придуманный Всевышним»), никаких мальчиков («им нужен только секс, а не твое сердце»).

По сути Кьяре не разрешалось ничего, хотя она вроде как была свободна.

Но мать сумела так тонко разбросать вокруг нее паучьи силки, что даже в отсутствие Катрин девушка будто слышала ее голос: «Не ходи», «не делай», «а стоит ли?», «фу, что за глупость».

Она росла беспроблемным и молчаливым ребенком. Сколько дней провела Кьяра в заточении? Месяцы. Годы… Она перечитала множество книг, проспала долгие часы, и о том времени по сей день вспоминает с содроганием. Редкими радостями были краткосрочные наезды отца Марчелло, который вваливался в чопорную обстановку их с матерью квартиры с шумными прибаутками, смешками и очаровательными улыбочками. Ну и с обязательной продуктовой сумкой. Марчелло был своеобразным гурманом — без обожаемой им пасты, щедро приправленной рикоттой, жизни не представлял.

А зная о том, что Катрин на кухне ни к чему не притрагивается и еду готовит кухарка, заранее запасался всем необходимым. После него в холодильнике оставались, как минимум, три коробочки пасты, к которым никто в доме не притрагивался. В свой следующий визит он привозил еще, и опять они оседали на полках… Кьяра помнит — когда родители окончательно рассорились, мать остервенело выгребла с полок все запасы Мастроянни и злобно швырнула их в мусорное ведро.

Марчелло выгружал коробки спагетти, прошутто, пучки орегано и рикотту так, будто он приехал с фронта в изголодавшийся город. Прокуривал все комнаты дешевым табаком, к которому испытывал слабость с юности, что-то нечаянно ломал или опрокидывал и постоянно шутил. Он настоятельно требовал, чтобы Катрин отпускала Кьяру на все лето к нему в Рим.

— Какой смысл девочке торчать в пыльном городе?

Ведь ты постоянно на съемочной площадке, — язвила она.

Кьяра, сидевшая напротив и не смевшая подать голос, готова была расплакаться. Эти редкие итальянские вылазки были ее единственной отдушиной! И каждый раз отцу приходилось унижаться и привирать, чтобы выбить у Катрин разрешение. Он говорил, что у него уже куплены билеты на двоих в курортное местечко на Лигурийской Ривьере Портофино, в 20 км от Генуи или снят домик в Порто Черво на Сардинии и они с Кьярой прекрасно проведут там каникулы. Сочинял с ходу и умело.

Кьяре было все равно, что никаких поездок не будет и в реальности она проторчит пару месяцев в душном Риме с отцом на съемках.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или