Полная версия сайта

Большой переполох в маленьком Монако

Княгиня Шарлин грустит, а Альбер по старой холостяцкой привычке охотно уделяет больше внимания не ей, а другим женщинам...

Шарлин прозвали «печальной княгиней»: говорят, ей приходится бороться с депрессией, вызванной тем, что она не может забеременеть и родить Альберу наследника

Вечернего платья у пассии Альбера не имелось, и она надела платье подруги — длинное, зеленое, из-под которого выглядывали яркие сандалии. Ногти на руках и ногах она выкрасила в красный цвет. У Альбера вытянулось лицо, а его сестры просияли. В тот вечер они были с гостьей необыкновенно милы. Что это значило, мисс Уиттсток поняла через пару дней, когда ей шепнули, что теперь у нее появилось еще одно прозвище: «рождественская елка Альбера». Узнав об этом, Шарлин долго рыдала на плече у своего князя. Любимый вытер ей слезы украшенным монограммой носовым платком и пообещал, что все устроится. Он ей поможет...

После этого ее стали учить одеваться и правильно себя держать: есть, ходить, разговаривать, изящно смеяться, не слишком широко раскрывая рот.

Стилист изобрел для нее прическу, Джорджо Армани и Карл Лагерфельд приложили руку к стилю. Рослая мускулистая пловчиха становилась утонченной дамой, украшением обложки любого модного журнала. Превращение заняло несколько лет, зато когда князь сделал ей предложение и Шарлин его приняла, у него появилась идеальная невеста: стильная, сдержанная красавица с глубокими глазами и печальной улыбкой. Не женщина, а произведение искусства — лучшие в мире специалисты переделали Шарлин по личному проекту князя. Результат был выше всяческих похвал: даже Каролина и Стефания, относившиеся к брату с большой иронией, признавали, что у Альбера хороший художественный вкус.

Маленькое княжество готовилось к свадьбе века, во дворце составляли список гостей, Альбер включил в него и своих бывших подружек. Против Наоми Кэмпбелл невеста не возражала: что было, то прошло, теперь у всех новая жизнь. Любовная история Шарлин разворачивалась, как воплотившийся в жизнь дамский роман или телесериал, снятый в декорациях огромного княжеского дворца. Все шло так, как хотел покойный князь Ренье. О том, кто все это испортил, аудитория срежиссированной Альбером красивой сказки так и не узнала. И он, и Шарлин говорили об этом в лучшем придворном духе — иносказаниями и обиняками. Наиболее откровенен был князь: «Это подло!» Позже у него вырвалось, что в Монако есть люди, которым не по душе его счастье, и они будут наказаны. Свежевышколенная стилистами и преподавателями хороших манер Шарлин выразилась изящнее, сказав, что в княжестве у нее только двое настоящих друзей.

(Знающие люди немедленно сообразили, что Шарлин имеет в виду княжеских сестер, но ее лестные слова надо понимать наоборот.)

Кто-то сказал Шарлин, что Николь ждет еще одного ребенка, требуя, чтобы Альбер признал и его: позже об этом вовсю писали газеты. Оскорбительным было то, что женщина зачала его, когда у Альбера и Шарлин дело шло к помолвке. Однако беда не приходит одна: в Монако говорили, что иск о признании отцовства князю вчинила и какая-то итальянка, ее ребенку около полутора лет…

Перед свадьбой Николь Кост приехала в Монте-Карло, расхаживала по городу, и ее вовсю фотографировали папарацци. Мало того — ее имя оказалось в списке почетных гостей! Когда Николь оттуда вычеркнули, все поняли, что это сделано по личному распоряжению Шарлин.

Сразу после свадьбы князь с супругой поехали в Южную Африку, но их медовый месяц оказался таким странным, что отцу новоиспеченной княгини пришлось сделать специальное заявление для прессы, где он заверял, что у его дочери и зятя все хорошо. Впрочем, этому мало кто поверил, ведь Шарлин и Альбер поселились в отелях, расположенных в 16 километрах друг от друга.

Медовый месяц закончился раньше срока. Таблоиды уверяли: князю Альберу-де пришлось уехать ради генетической экспертизы, необходимой для того, чтобы его адвокаты могли вести переговоры с итальянкой. Потом все утихло, и в Монако началась новая жизнь: хозяйкой дворца со средневековыми зубчатыми башнями стала девушка из ЮАР. Шарлин прозвали «печальной княгиней»: она редко улыбается.

Средневековое предсказание, гласящее, что «ни один Гримальди не будет счастлив в браке», повторяют все, кому не лень, — но счастье порой улыбается князьям крошечного морского государства

Говорят, что ей приходится бороться с депрессией, вызванной тем, что не может забеременеть и родить Альберу наследника. А это якобы перечеркивает то, ради чего она согласилась выйти замуж: по секретному контракту после рождения ребенка княгиня Монакская получит большие деньги и сможет жить отдельно.

Княгиня Шарлин грустит, Альбер по старой холостяцкой привычке охотно уделяет больше внимания не ей, а другим женщинам: год назад во время очередного дворцового праздника он не отходил от Евы Лонгории, а на княгиню почти не обращал внимания.

Впрочем, супружество — долгое путешествие с неожиданными поворотами и непредсказуемым финалом: казавшиеся счастливыми пары расстаются, а те, кто не мог и дня прожить без скандала, с годами становятся единым целым.

Средневековое предсказание, гласящее, что «ни один Гримальди не будет счастлив в браке», повторяют все, кому не лень, — но счастье порой улыбается князьям крошечного морского государства. Как Ренье III, который был все-таки счастлив со своей Грейс.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или