Полная версия сайта

Юрий Чернов: «Я не похож на своих героев»

«Я все еще жду. Актер — такая профессия, что надежда не покидает нас никогда. Моя любимая роль еще не сыграна».

Ты что ж, паразит, вытворяешь?! Мать тебе, паразит, все новое купила! Ты зачем одежду и портфель портишь!?

Наблюдавшие за этой картиной киношники просто катались со смеху — попадание оказалось «в яблочко».

— Тетеньки, тетеньки, успокойтесь, я артист, мне это для работы надо…

Короче говоря, на роль Сыромятникова меня утвердили мгновенно. Костюмчик быстро обрел нужную «характерность»: все кругом топорщилось, пуговицы едва держались…

Команда на съемках собралась потрясающая! Когда я прочел сценарий и узнал, что сниматься буду с Вячеславом Тихоновым, чуть с ума не сошел от счастья. Кажется, чуть ли не по потолку прошелся! Вячеслав Васильевич оказался очень хорошим, доступным человеком.

Когда снимали сцену классного бунта — на улице, — он принес термос с горячим чаем и бутерброды, внимателен был к нам, как отец.

— Мама! Я снимаюсь с Вячеславом Тихоновым! — кричал я в телефонную трубку с «междугородки».

— Сыночек, какой ты счастливый, неужели с ним разговариваешь? — верила и не верила мама.

— Мам, да ты что, он — мой учитель!

Потоки счастья уносились по проводам в Самару чуть не ежедневно.

— Сыночек, ты такой счастливый, возьми хоть автограф у него! — кричала в ответ взволнованная мама.

Атмосфера на площадке соответствовала весенней тональности картины.

Я сделал все, чтобы жениться на Вале

Съемки происходили в реальной московской школе в районе Медведково, в память о нем там на стене теперь памятная табличка. В массовке снимались старшеклассники, и в конце концов мы так сдружились, что нас: — меня, Олю Остроумову, Игоря Старыгина и Валеру Зубарева — стали считать учениками медведковской школы. Мы и работали, и хулиганили по-настоящему. Однажды после съемки выпили с Валерой и потеряли портфель со сценарием. Стыдно было! Боялись, как взаправдашние школьники, переживали, что кто-то чужой прочитает текст и мы кого-нибудь этим подведем. Но обошлось — портфель нашелся.

Кстати, фраза Вячеслава Тихонова, когда мой герой стоит у доски: «Поставишь единицу — получится Юрий Никулин» — это отсыл к цирковому училищу, где я готовился стать клоуном-эксцентриком.

Вначале в сценарии был Олег Попов, но мы с Вячеславом Васильевичем уговорили Ростоцкого на Никулина поменять — очень мы уважали Юрия Владимировича.

Во время работы над фильмом «Доживем до понедельника» я сдружился с Аркашей Листаровым, он играл в эпизоде Вовку-двоечника, который от матери получал подзатыльник. «Ты чё дерёшься...» — помните? Аркаша тоже учился в цирковом. Ростоцкий частенько просил нас с Аркашей поработать над реакцией класса. Например, в сцене, когда я стою у доски и отвечаю урок истории. Нужно было, чтобы мои «одноклассники» покатывались со смеху. Съемки, конечно, дело радостное, но когда нужно несколько дублей — тут не до улыбок.

По просьбе Ростоцкого мы с Аркашей вставали за камеру и чудили, как могли. Очень был талантливый парень, жаль, погиб молодым в автокатастрофе.

Те съемки проходили на удивление легко и весело. Как начались — с вороны, вернее, двух ворон, ручной и дрессированной, которые разлетались в разные стороны и даже в кадр обе попали, так и закончились — смехом, оттого что мне в лоб въехали распахнувшейся дверью. Эпизод с дверью пришлось снимать с нескольких дублей. Думали — раз цирковой, среагирует как надо. И на раз-два-три открывали дверь. Не получалось синхронно, хоть убейте. Я уже и ногу подставлял, чтобы упасть вовремя от толчка. Никак: какая-то секунда проходила, и только после этого я падал. Режиссер все браковал. И наконец говорит: — Слушай, Юра, подставляй-ка ты свой лоб.

Ничего, шишка до свадьбы заживет.

Пришлось подставить — из любви к искусству. Правда, я немного схитрил. Подхожу к двери и говорю: «Посмотрим!» — это была команда Тихонову и Печерниковой — открывайте, я рядом. Они стояли и ждали моего сигнала. Так что удар в лоб был настоящий…

Для меня съемки в фильме «Доживем до понедельника» малой кровью не обошлись. Я разрывался между учебой и съемочной площадкой. И кто б меня за это осудил? Эх, я-то знал кто…

Фильм гениальный, он стал главным событием Московского международного кинофестиваля 1969 года, его сразу назвали «шедевром советского кинематографа»… Я тогда перешел на второй курс, и в Самаре сразу стал национальным героем…

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или