Полная версия сайта

Шинед О’Коннор: в западне

«Я в опасности. Мне необходим врач, психиатр. Немедленно. Прямо сейчас. Кто-нибудь, отзовитесь! Мне очень, очень плохо».

После свадьбы Барри Херридж и Шинед сели в розовый Cadillac и отправились в гостиницу

— Видишь ли, я же не предупредил мать, что так задержусь. Да и не знает она, где я… а после работы я обычно никуда не хожу.

Третье упоминание о матери совсем напрягло Шинед, но она решила не портить себе настроение дурными предчувствиями. Ей было хорошо с этим чудаковатым молодым человеком, который, казалось, был искренним.

Очень скоро Шинед обнаружила, что Барри, по профессии педиатр (специализирующийся на терапии сложных детей, бывших наркоманов), и с ней обращается как с ребенком, нуждающимся в помощи. Пожалуй, именно этого ей так всегда не хватало во взаимоотношениях с мужчинами. Он был ласков, гасил всякий спор, а малейшую жалобу Шинед «разбирал и анализировал». Например, когда она неумело приготовила ему омлет, инкрустированный битой скорлупой и горелыми ломтиками хлеба, Барри невозмутимо съел все до последней крошки: «Это ничего, ты привыкнешь.

А мне все равно. Ты ведь не кухарка, а певица… и твое место не у плиты. Хочешь, готовить буду я?»

Став свидетелем того, как Шинед прикрикивает на маленького Йешуа, Барри заметил:

— Он ведь совсем не виноват в том, что ты не умеешь объяснять иначе. Что на тебя кричали, когда ты была такая же маленькая… Он не знает, что его мама — озлобленный и недолюбленный зверек.

Барри категорически не нравилось ее увлечение травкой, и он предупредил, что в самое ближайшее время серьезно займется ее лечением.

— Ты, конечно, будешь брыкаться, но у меня богатый опыт в этой области. С подобными пациентами я работаю каждый день. И не таких обламывал…

Шинед смеялась в ответ. Было забавно наблюдать, как он нервничает и краснеет, словно помидор на грядке.

Пока Барри был на работе, Шинед отсылала о нем в твиттер восторженные отзывы:

«Любить снова! Смеяться снова! Просыпаться на плече мужчины, которому я небезразлична!»

«Порадуйтесь за Шинед! Кажется, она влюбилась!»

«Мы сошли с ума, но это так — 8 декабря 2011 года мы улетаем в Америку, а 9 декабря сыграем в Лас-Вегасе свадьбу!» «Молитесь за нашу любовь!

Он любит меня! Я люблю его! И пусть все кажется невероятным сном, неправдой! Я очень хочу, чтобы сон этот никогда не прекращался!»

9 декабря 2011 года в знаменитой церкви Little White Chappel состоялось торжественное бракосочетание. Шинед, облаченная в розовое платье, похудевшая и похорошевшая, будто стала моложе. Ее даже не портили ни татуировки, ни стрижка под ноль. В свой строгий классический костюм Барри добавил веселый штрих, выбрав рубашку точно такого же цвета, как и подвенечное платье Шинед. Вот такими счастливыми их и запечатлели сразу после церемонии фотографы из Daily Mail. Затем молодожены сели в розовый Cadillac, на котором, согласно местным городским легендам, когда-то разъезжал сам Элвис Пресли, и отправились в гостиницу.

Не прошло и двух дней, как идиллия дала серьезную трещину. Оказалось, Барри до последнего скрывал от семьи свою связь с Шинед. И рассказал матушке о предстоящей свадьбе лишь накануне вылета в Лас-Вегас.

— Идиот! Полный идиот! — голосила та. — Ты что, не знаешь, с кем связался? Это же шлюха, грязная девка, многодетная мать, наркоманка! Все газеты об этом пишут! Я думала, ты меня разыгрывал! Приключений захотелось? Погоди, получишь от нее сполна!

Естественно, миссис Херридж не замедлила высказать свои соображения журналистам. Из этих интервью Шинед узнала «приятную» для себя новость — она никогда не сможет переступить порог родного дома мужа.

«Как он мог меня предать? — вопрошала мать Барри со страниц таблоидов.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или