Полная версия сайта

Петр Подгородецкий: «Все гадости про меня — правда!»

«Светку, жену свою третью, поколачивал. А что делать, когда другие аргументы не работают вообще?»

После окончания училища при Московской консерватории я много где поработал. Петр дирижирует детским хором

В конце концов я, как честный и порядочный человек, сделал Любе предложение, и все вздохнули с облегчением. Свадьба была скромной. А совместное проживание в браке — коротким. Меня призвали в ряды Вооруженных сил отдать долг родине. Ее отправили по распределению в Тулу. В Москву, правда, приезжала, и я, соскучившись по жене, бегал в самоволки, за что меня из ансамбля внутренних войск выперли в Белгородскую область охранять зэков. Но и тут повезло — дочка начальника тюрьмы училась играть на фортепиано, и я был рекрутирован в педагоги. Занимался с девочкой, дежурил по кухне, потихоньку начал пописывать музыку.

А однажды к нам в часть пришел чувак из Тульской филармонии. И рассказывает про свое житье-бытье там, упоминая про некую красавицу из Москвы, которая заправляет делами, потому как состоит в любовной связи с руководителем тамошнего ансамбля.

Так в общем-то и выяснилось, что я могу считаться вполне взрослым, потому как первые рога у меня уже явно выросли. Попереживал, конечно. Но это пошло на пользу творчеству, которое, как известно, подпитывается личными эмоциями. Именно в армии я написал музыку, которая впоследствии стала самым исполняемым хитом группы «Машина времени». Только звучал всем известный «Поворот» немного иначе. Тогда была мода на итальянскую эстраду — Пупо, Тото Кутуньо, конкурсы в Сан-Ремо. Поэтому мелодия получилась в лиричном и медленном ключе. До сих пор иногда думаю, что если б какой-нибудь итальянский поэт написал к ней стихи — это могло бы быть интересно.

А супругу свою первую, Любовь, где-то через год во время одного из увольнений я все-таки спросил: «Слушай, а чего мы мучаемся? У тебя в Туле складывается… Может, лучше развестись?» «А давай!» — говорит. После расторжения брака мы несколько лет еще встречались время от времени, оказывая друг другу посильную сексуальную помощь. И еще дружили. Попав в «Машину времени», я даже знакомил Любу с Макаревичем. Но он ее почему-то не впечатлил. Так на память о первом брачном периоде остались «Поворот» и самая первая моя песня «Здравствуй, Любовь».

Армия закончилась, и я, молодой, страшно талантливый (как все молодые) композитор, начал думать, кого же своим творчеством осчастливить. Тогда гремела Алла Пугачева. Да, уже тогда, и не надо ржать. Словом, появился у меня идефикс — непременно познакомиться с Пугачевой с целью плодотворного сотрудничества.

Лена Фесуненко, на мой взгляд, была самой нормальной из жен Макара. И красивая, и умная, и мудрая...

Чуть отвлекусь: просто история в тему. Вернулись однажды с женой из Таиланда (а мы полюбили эту страну) накануне Нового года, на чужбине пробыли три месяца, то есть успели сильно отвыкнуть от родины. Включаем телевизор, а там концерт: Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон, Алла Борисовна... Будто и не было пятидесяти лет. Но тогда-то кто ж знал!.. И вот носился я со своим идефиксом, и вдруг соседка по двору говорит: «Слушай, я знаю одного мужика, он работает звукорежиссером в ГИТИСе и знает Пугачеву!» Помню, как с клавирчиками своих песен чесал туда, будто за мной гонятся. Некий Олег Николаев действительно знал Пугачеву, более того, у него образовалась целая рок-н-ролльная база. «Високосное лето» там фактически проживало, поскольку помощником Николаева работал Саша Кутиков.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или