Полная версия сайта

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

«Я не могла травмировать нашего ребенка. И не хотела поступать так, как когда-то с Ильей поступила его собственная мать».

Илья был для меня авторитетом, причем самым главным, ведь  он намного старше, он мужчина...

Последний раз мы говорили с ней по телефону 8 марта, перед свадьбой Филиппа. Она уже лежала в больнице и с трудом говорила.

— Ты надолго уехала? Филипп один дома, тебя нет, кому его доверить?

— Илюша здесь работает, у него коллектив. Я не знаю, когда мы вернемся…

А в конце апреля Вики не стало…

В Лос-Анджелесе мы оказались на гастролях. Илья создал труппу и надеялся заработать концертами. Но вскоре все деньги кончились, потом исчез куда-то продюсер, за ним и артисты разбежались. Несколько месяцев мы жили у друзей, потом Илья оставил нас с сыном в Лос-Анджелесе и уехал в Москву работать.

Все решения в нашей семье принимал Илья.

Не мы с сыном его бросили, а он нас отвез за океан, бросил и вернулся в Москву. У меня ребенок маленький, его надо кормить, учить, конечно, я отпустила мужа на заработки. Но планов остаться в Америке навсегда у меня никогда не было! А получилось, что мы с Артуром там прожили почти 19 лет…

Мне было очень трудно. Одна с ребенком в чужой стране, без мужа, без языка. Меня спасало, что в нашем районе жили знакомые Ильи по Ленинграду, они мне очень помогали.

Маленький Артур очень скучал по папе. Помню, даже написал поэму и посвятил ему. Каждый раз с нетерпением ждал приезда отца. Илюша приезжал к нам два раза в год — на зимние и летние каникулы.

Когда он улетал, это была для нас с Артуром трагедия. Я долго не меняла наволочку на Илюшиной подушке и спала на ней, вдыхая его запах. У Артура был свой «тоскующий» предмет — махровый халат отца. Если сын начинал грустить по папе, он надевал его халат и бродил по дому, волоча его по полу и приговаривая: «Я так скучаю по папе…»

Я постоянно просила Илью забрать нас в Москву, а он все тянул, тянул и тянул…

— Илюшенька, как ты?

— Мне без вас очень тяжело…

— Ну давай как только школьный год закончится, мы вернемся.

— Ты что, с ума сошла? Как можно сравнивать обучение в Америке и в России!

Раз Артур пошел в школу, пусть уж закончит.

Но когда сын окончил школу, появилась другая причина: «А как он будет здесь жить?» «Как все, многие вернулись — и ничего. У той же Успенской дочка прекрасно живет в Москве и учится в английской школе», — отвечала я. Я не понимала тогда — Илья не хочет, чтобы мы вернулись, потому что гулял тут направо и налево…

Каждый раз я собиралась приехать на какие-то его юбилейные концерты, но он меня останавливал: «Ну куда ты потащишься с ребенком? А школа?» Под любым предлогом не пускал меня в Москву.

Это у Ильи родилась идея купить в Лос-Анджелесе жилье. И теперь, когда я в очередной раз заводила разговор о нашем возвращении в Москву, он восклицал: «Ты что, бросишь дом?!»

Наш сын Артур очень страдает  от этой ситуации. Он попросил: «Мама, я люблю тебя и люблю папу. Пожалуйста, разберитесь сами»

Этим домом он меня постоянно шантажировал, повязал по рукам и ногам. Каждый месяц мне надо было выплачивать за него кредит в банке. В конце концов сложилась такая ситуация, когда я не смогла внести деньги. И была поставлена перед выбором: или сейчас выставлю дом на продажу, или мы с сыном окажемся на улице. Без Ильи этот вопрос решить было невозможно. Начинаю ему звонить, автоответчик твердит: абонент недоступен. Полтора месяца телефон Ильи был недоступен. Куда делся мой муж, наш папа? Я даже не уверена, что он знал о моих звонках. Как мне сказали, его телефон всегда находится у его директора и отвечает вместо Ильи теперь только она.…

Но вдруг Илья объявился. Сам. Начинаю объяснять ситуацию. Он, даже не вдаваясь в подробности, с какой-то бешеной скоростью высылает мне доверенность на продажу дома.

Сейчас, спустя время, думаю: он скорее всего обрадовался этому. Теперь на суде при разводе он мог сказать: мы с Мунирой уже 10 лет не живем вместе и у нас нет общей собственности. Быстрее разводите!

Деньги от проданного дома ушли на медицинские страховки и погашение долгов. Я пошла учиться на косметолога, чтобы работать. А на то, что осталось, мы с сыном жили два года, сняв квартиру. Но, оказывается, это было не самое неприятное...

Как-то совершенно случайно натыкаюсь в Интернете на фотографии Ильи в обществе незнакомой женщины. Читаю подпись: «Илья Резник с женой Мунирой на отдыхе» и немею. Когда позвонила Илье, он с досадой оборвал меня на полуслове: «Как ты можешь верить всякой чуши?»

А тут следом выходит вторая статья, я решила позвонить Максиму.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или