Полная версия сайта

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

«Я не могла травмировать нашего ребенка. И не хотела поступать так, как когда-то с Ильей поступила его собственная мать».

Гости приходили и уходили. Люся, как волшебница, мгновенно накрывала скатерть-самобранку. Она нас очень хорошо кормила. За полгода я резко поправилась.

Помню, приезжаем большой компанией к Алле после концерта, чтобы отметить Пасху. «Люська, накрывай!» — кричит с порога Алла. Люся вдруг хватилась: «А где кулич?» Странно... Утром его освятили в церкви и оставили на барной стойке. Но его нет. А тут еще Женя обнаружил в ванной какую-то пропажу. Вдруг кто-то заметил на плите осыпавшуюся штукатурку. Поднимаем голову — а в потолке люк, ведущий на чердак. Вызвали милицию. Оказалось, что на чердаке обитал какой-то бомж. Когда в квартире никого не было, он спокойно спускался через люк в квартиру певицы и бродил по всем комнатам…

А иногда под настроение Алла сама принималась за готовку.

Это было объедение! Что и говорить, талантливый человек талантлив во всем. Как-то мы с Ильей прилетели из Ташкента поздно вечером. Я ушла спать, а муж с Аллой остались у рояля. Уже поздно, играть на инструменте нельзя, так они за столом сидят и что-то пишут. А я уснуть не могу — слишком большая разница с ташкентским временем. Набросила халат, выхожу к ним и хожу кругами вокруг рояля.

— Ну что ты маешься?

— А я голодная.

Полночь. Люся уже давно спит. Лезть самой в холодильник неудобно. «Сейчас я тебя накормлю», — говорит Алла и в мгновение ока готовит мне ужин: воздушный омлет с овощами, похожий на праздничный пирог.

Максим ни разу не намекнул,  что папа живет с другой женщиной. Может, его об этом попросил отец?

Я была так тронута ее заботой…

С Аллой я старалась соблюдать субординацию — говорила ей «вы» и называла Аллой Борисовной. Не потому, что она старше меня, просто не могла с ней фамильярничать. Однажды она сделала мне замечание: «Ну что ты обращаешься ко мне так официально?» Но я до сих пор продолжаю говорить ей «вы». Потом она, заметив как-то, что я и мужу своему говорю «вы», перестала обижаться. Это ведь знак уважения…

Алла всегда поражалась, как я самозабвенно пекусь об Илье. А он принимал мою заботу как само собой разумеющееся. Конечно, я его избаловала. Он был для меня авторитет, причем самый главный, ведь он намного старше меня, он мужчина. Его слово — закон! Наверное, поэтому мы никогда и не ссорились.

Но когда у меня появился ребенок, все изменилось…

Я долго не могла забеременеть. Как-то на Рождество Алла собралась в Юрмалу и взяла меня с собой. И мы одни без мужчин поехали туда отдохнуть. Купались в санатории в ваннах, принимали процедуры, много гуляли, сидели на диете. Помню, в один из вечеров накануне Рождества вышли на балкон. «Посмотри, какая красота!» — сказала Алла. Прямо над нами повисла огромная яркая луна. Вдруг полетел снег большими хлопьями, а впереди — лунная дорожка. «Это ночь перед Рождеством. Загадывай желание. Сбудется!» — велела Алла. И я загадала: «Хочу, чтобы у меня был ребенок…» Мое желание скоро исполнилось…

Артура я родила в 89-м, когда наш Максим женился и уехал в Израиль.

Беременность была тяжелая, при родах возникла опасность потерять ребенка. Надо ли объяснять, как я над ним тряслась? А Илья тут же эгоистично решил, что его место занял ребенок.

Но это было не так, я по-прежнему прекрасно справлялась с ролью и матери, и жены. Но Илюша все равно ревновал меня к Артуру, считал себя заброшенным. Никак не мог смириться с моим превращением в сумасшедшую мамочку, считал, что я свихнулась на этой почве.

Помню, мои подруги меня дразнили: «Ты хуже еврейской мамочки! Что ты над ним трясешься? Оставь ребенка в покое!» Но я «носила на руках» двоих детей: на одной руке у меня был Артур, на другой — по-прежнему Илюша. Все заботы о ребенке были на моих плечах, я берегла Илью для творчества. Он только гулял с Артуром в парке и играл.

Я не думала, что буду такой же сумасшедшей мамой, как Виктория Киркорова.

Как-то Филипп, тогда еще начинающий карьеру певец, пригласил нас с Ильей в гости и познакомил с мамой. Вика была очень теплым человеком, мы сразу же с ней подружились. Она, как и я, говорила только о сыне: как он талантлив, как он хочет петь, как боготворит Аллу...

Алла тогда еще была замужем за Женей Болдиным, и Филипп обожал ее на расстоянии. Я его подбадривала: «Вот увидишь, у тебя все будет хорошо!» Когда мы с Ильей уже жили в Лос-Анджелесе, однажды ночью раздался звонок Филиппа: «Дядя Илюша, у меня такая радость! Я так счастлив! Мы с Аллой расписались. Передайте Мунире, это наконец свершилось!» Вика, к сожалению, не дожила до этого счастливого дня.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или