Полная версия сайта

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

«Я не могла травмировать нашего ребенка. И не хотела поступать так, как когда-то с Ильей поступила его собственная мать».

Он был явно смущен, хотя горячо защищал папу: «Ну что вы, Мунира! Это ведь желтая пресса!» Мне, конечно. хочется думать, что Максим не знал об амурных делах отца. Хотя скорее всего он был в курсе, просто отец ему запретил рассказывать об этом мне.

А тут Илья пожаловался: мол, стал меньше зарабатывать. Предложил продать нашу пятикомнатную квартиру и купить поменьше, объяснив это так: «Зато денег буду больше тебе присылать». Илья купил двухкомнатную, но нас с Артуром туда не вписал...

Илья стал снимать дом в Подмосковье. Три года назад летом мой сын прилетал со своей девушкой в Москву. Когда вернулся, я спросила Артура:

— Как ты слетал?

Как папа? Где он живет?

— Я не был в папином доме…

— А где же ты жил?

— В отеле. Папа сказал, что в центре мне будет удобнее.

Поразительно! Илья встречался с родным сыном в городе и даже не пригласил в свой дом! Может, просто не хотел показывать сыну, как и с кем живет?

Пять лет назад у меня был юбилей. Я заказала ресторан, позвала гостей. Звоню Илье, а он мнется: «Мунир, ты знаешь, извини… У меня столько дел, я не смогу прилететь». Первый раз в жизни, прожив с мужем 25 лет, я позволила себе хамство по отношению к нему — молча положила трубку.

То, что я продолжала верить мужу, кому-то может показаться странным. Но я судила по себе...

Минут через тридцать он виновато перезванивает: «Не расстраивайся, я прилечу». Илья прямо из аэропорта примчался в ресторан.

Самое смешное, что за некоторое время до дня моего рождения мне принесли посылку от Илюшиного друга из Чикаго. «Наверное, Эрик решил меня поздравить?» — думаю и открываю коробку. Там лежит красивое колье. Звоню Эрику: «Спасибо. Это от тебя?» — «Не совсем… Это от Ильи…» — «А почему Илья передает мне подарок через Чикаго? Он ведь сам приезжает к нам!» «Да это, наверное, розыгрыш!» — смеется Эрик.

Но это был не розыгрыш. Наверное, Илья боялся при своей даме покупать мне подарок, вот и попросил об услуге друга. Удивительно, раньше мужья от жен прятались, а теперь тайно от любовниц покупают подарки жене!

Я все чаще стала замечать какие-то странности в его поведении.

Как-то звонит ночью. Слышу, его знобит. «Ты где?» — «Да я у окна стою, замерз…» Я удивилась. А теперь думаю, он прятался с телефоном на балконе от этой женщины, чтобы, не дай бог, она не слышала, с кем он разговаривает…

Когда я вернулась в Москву, подруги спрашивали: «Да почему ты не нагрянула в Москву неожиданно, с инспекцией? Все бы сразу и выяснила!» Легко говорить. Ну хорошо, нагряну… Только куда? У меня нет адреса, где он снимает дом. В новой 2-комнатной квартире, по его словам, был склад: там лежали вещи, его архив. Помню, как однажды меня удивил один разговор с Максимом.

— Я с папой вижусь очень редко. Приезжает к нам по большим праздникам и то ненадолго. Порой мне кажется, что он не помнит, что у него есть внук…

Максим ни разу не намекнул, что его папа живет с другой женщиной. Может, его об этом попросил сам Илья?

Однажды покупаю русскую газету, а там статья. Читаю и хватаюсь за сердце. Оказывается, у Резника есть вторая жена Ира и сын Максим от первого брака. Ни обо мне, ни об Артуре ни строчки. И вот тут мне стало плохо. Я решила спросить мужа прямо в лоб:

— Ты хочешь со мной развестись? Так и скажи. Давай сядем и спокойно все обсудим.

— Да кто тебе сказал?! — возмутился он. — Об этом и речи не может быть!

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или