Полная версия сайта

Друг Бориса Новикова о семье актера и его проблемах с сыном

«Сколько раз мы вдвоем сидели в подсобке булочной и Борис Кузьмич под водочку учил меня жизни!» — вспоминает актер Николай Денисов.

Долги ему почти никогда не возвращали, он и не спрашивал... Но сам пойти и рассказать кому-то о своем теперешнем бедственном положении не мог, хорошо, что об этом узнали другие, прежде всего в Гильдии киноактеров, и стали помогать.

В один из зимних дней Борис Кузьмич пошел в магазин, на обратном пути поскользнулся и упал. Встать уже не мог, так и лежал на тротуаре, держа в руке пакет с яйцами. Кто-то из прохожих узнал Новикова, позвал на помощь, его отнесли домой — за несколько кварталов. Оказалось, что у Бориса Кузьмича сломана шейка бедра. А у него и так болячек было полно...

Умер он летом, в разгар Московского кинофестиваля. Прах не один год стоял в квартире на книжной полке, пока его наконец не захоронили… Время шло.

Как-то я отправился с денежной помощью от театра к Надежде Антоновне. «Сережа, иди сюда! — позвала она сына. — Коля Денисов пришел!» Сергей вышел из кухни, остановился, пристально долго-долго смотрел мне в глаза, и в его взгляде был, как я потом подумал, некий знак. Наконец произнес: «Здравствуй, Коля». После той встречи я стал чаще, чем раньше, бывать у них, выполнял всякие поручения Надежды Антоновны.

Она старенькая уже была, выходила только в магазин, а Сергей вообще месяцами сидел дома, потому что матери без посторонней помощи было трудно с ним гулять. И вот однажды Надежда Антоновна упала дома. Подняться не могла, а Сережа никому из посторонних не открывал, поэтому она позвонила моей жене (я был на съемках). Вызвали МЧС, они взломали дверь и увезли Надежду Антоновну, которая, подобно Борису Кузьмичу, сломала бедро…

Конечно, она последние годы беспокоилась о том, как будет жить сын, когда ее не станет, все рассматривала какие-то варианты с квартирой, искала Сереже опекуна. Нашла, но ошиблась...

После смерти матери Сергей попал в руки квартирных аферистов и в результате исчез. Искали мы его всем миром, подключилась Гильдия актеров, привлекли даже телевидение. Нашли в деревне, в полуразвалившемся доме, лишенного московской прописки, худого, настрадавшегося. Положили в больницу подлечиться. Помню, я в очередной раз пришел к Сереге, и подтвердилось мое давнее убеждение в том, что он не такой уж больной. Сережа сидел за столом, ел, когда к нам подошел один из пациентов и с ходу задал мне вопрос: «Вы — Штирлиц?» Серега, продолжая пить чай, буркнул: «Дурак».

Тот заявил, что он президент, и пообещал подарить мне квартиру, «в которой будет играть музыка — «Соловей»… этого, как его?» И Сергей мрачно ответил, по-прежнему не поднимая головы: «Алябьева» — отставил стакан и поднялся из-за стола. Нет, узнается в нем, хотя бы отчасти, отец — начитанный и острый умом Кузьмич. И это утешает.

Но приходя в больницу, я все думал: куда девать Сережу после? Квартиру отвоевали, но она была разорена, вещи, которые «новые владельцы» еще не украли, стояли упакованными в коридоре, на стенах после дымного лета осела копоть. Привез я Серегу к себе, попросил знакомую женщину за деньги посидеть с ним. Потихоньку отчистили квартиру, перевезли в нее хозяина, теперь он, как и хотела мать, живет здесь под хорошим присмотром. Счастье, что все так закончилось, наверное, Борис Кузьмич заслужил.

Он ведь любил людей...

...Однажды летним вечером, часу в одиннадцатом, во двор дома на Котельнической въехал мини-автобус. Из него вышел Кузьмич, за ним — целый цыганский хор. Кузьмич дал знак, цыгане запели, заиграли на гитарах, пустились в пляс. А двор знаменитого дома с его высокими стенами с трех сторон и гаражами с четвертой обладает идеальной акустикой, просто концертный зал. Из окон выглядывали жильцы, улыбались, слушали. Надежда Антоновна переживала, что мужа заберут в милицию за нарушение тишины. Но соседи остались концертом довольны и по сей день о нем вспоминают...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или