Полная версия сайта

Валерий Магдьяш: разбитое сердце Джумшута

«Я выдумал ее — она чувствовала это с самого начала. И все-таки согласилась стать моей женой там, в горах Тянь-Шаня...»

— Курсант Магдьяш!

Десять напряженных шагов в морозном воздухе. Плац замер.

— Пятнадцать суток ареста!

Потом, когда мной попытались вплотную заняться «органы», командир предъявил эти самые «пятнадцать суток ареста», а дважды за одну провинность не наказывают. Так что расплата за любовь оказалась ерундовой.

…Это — мое лучшее воспоминание. Я молод, я влюблен, я — за решеткой. Любимая, узнав обо всем от моего сокурсника, бросает своего, теперь уже точно бывшего, жениха и летит ко мне в Симферополь. Я счастлив как никогда до и никогда после…

Три моих страдальческих московских дня она с лихвой компенсировала тремя золотыми днями в Крыму.

Ее приезд стал великим событием для всего училища. Командир без лишних слов сразу после арестантской камеры отпустил меня в увольнение.

Когда моя учеба в Симферопольском военном училище подошла к концу, Алла была студенткой четвертого курса. С момента нашего знакомства прошло два года. Она отказалась от мысли стать женой Саши. Но и мне до сих пор не обещала ничего. Наши отношения не перешли границ целомудрия. Моя любовь не угасала ни на минуту. Но чувства Аллы оставались под ее полным контролем.

Мне дали направление на Дальний Восток. По всем тогдашним стандартам я выходил завидным женихом. Получив довольно солидные «подъемные», я решился на главный хорошо продуманный штурм. И отправился в долгий путь — покорять сердце моей девушки.

Путь предстоял в Усть-Илимск, где Алла проходила преддипломную практику от Московского инженерно-строительного института.

Валерий Магдьяш и Марина Зудина в кадре из фильма «Глаз Божий»

Тогда этот город на Ангаре только строился. Здесь, в Иркутской области, воплощался в жизнь грандиозный план студентов Ленинградского архитектурно-строительного университета: они возводили таежный «город мечты» по образу Ленинграда, оставляя внутри новых жилых районов парковые острова многовековой тайги.

Я пролетел через полстраны, с пересадками в Москве и Иркутске. От Братска совершил сложный путь на перекладных, добираясь до студенческого отряда Аллы. Ехал я к тому же не с пустыми руками: помимо разных столичных гостинцев вез для студентов по ящику шампанского и коньяку, чтобы сразу и отметить помолвку.

Очень решительно был настроен…

Стройотрядовцы мне обрадовались как родному, еще бы — я устроил им настоящий праздник. Алла встретила, как всегда, спокойным взглядом больших серых глаз. И когда мы стояли на эстакаде, в толпе ребят, я громко, во всеуслышание, сказал:

— Я тебя люблю. Выходи за меня замуж. Я — офицер, времени у меня немного. Нужно ехать к месту назначения…

Мысленно я эту сцену проигрывал сотни раз. Мне хотелось, чтобы все было близко к идеалу. Я думал, что дарю ей ту единственную историю любви, перед светом которой померкнет все остальное. Это был момент моего триумфа.

— Нет, — внятно ответила Алла.

…Прошел год.

Чем он был наполнен, сейчас вспомнить трудно. Сказать, что внутри что-то надломилось, не могу. Все же молодость брала свое, да и место службы после Крыма оказалось довольно суровым, требующим преодоления…

Я служил замполитом на севере Хабаровского края. Все суточное время без остатка уходило на работу, карьера строилась отлично, меня уважали, я, как и прежде, был в центре внимания…

От Аллы приходили сдержанные письма. Она рассказывала о себе, я ответно — о себе. И о своей любви. Это стало для нас чем-то вроде ритуала. События, из которых складывалась жизнь, ее и моя, шли своим чередом… И вдруг меня будто током шибануло.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или