Полная версия сайта

Анастасия Заворотнюк: Мустанг и Стрекоза

Она снилась мне недавно.... Богиня. Кажется, она могла родиться только в мае, и назвать ее могли только Любовью...

Она стала очень сдержанной. Есть люди, которым непременно надо отдавать, общаться, у них постоянная потребность — выбрасывать в массы то, что приходит откуда-то сверху. Люба была из таких. Мы насторожились, но чтобы подойти и спросить в лоб — это ж еще решиться надо! Я долго набиралась смелости и наконец смогла зайти в ее гримерку с вопросом: «Что происходит? Где та, к которой мы так привыкли за последний год?» «Знаешь, проблемы со здоровьем, — очень сухо и буднично ответила Любовь Григорьевна. — Говорят, у меня рак. Завтра придут повторные анализы, но я не думаю, что там что-то новое». « Боже… Люба, как ты?» — выдохнула я. «Приняла».

События развивались стремительно. Пока были силы, она работала. Лежала на диване в гримерке и ждала, когда пригласят на съемочную площадку. Я в очередной раз заглянула туда, и меня затрясло.

Ее длинная полупрозрачная рука с тонкими пальцами как плеть свисала к полу. «Люба, Любочка…» — я кинулась ее целовать. «Ты же понимаешь, Настя, мне нельзя… Микробы…» — отстранялась она. Я упала рядом с диваном и прижала к губам эту голубоватую тоненькую руку. Так и сидела, физически ощущая, как ускользает от меня ее жизнь. Чувство предстоящей потери было у всех. Но мы надеялись до последнего. Ждали, откладывая сцены с ее участием на потом. Мы знали, что наша Люба дралась за жизнь — были лечебные курсы в России и за рубежом. Конечно, мама няни Вики должна была присутствовать на свадьбе дочери. И она приехала. Любовь Григорьевна очень следила за своей формой, всегда выглядела стройной и подтянутой. Но сейчас на площадку вышла абсолютная манекенщица. Даже болезненная потеря веса не испортила ее.

Наверняка это ужасно прозвучит, но она была чудо как хороша! В глаза бросалось, с каким трудом давалось Любе каждое движение, но она собралась и выдала вовне очередную порцию своего знаменитого куража. А я смотрела на нее и думала: «Что наша профессия? Эфир! Химера… Да и не «Гамлета» играем. Но ей это все надо. Действительно надо»!

Люба заверила всех, что требуемые сцены она обязательно доиграет в последний съемочный день. И она снова приехала. Долго не выходила из гримерки. На всякий случай для подстраховки вызвали актрису, исполнительницу роли бабушки. Начали снимать последние кадры, а Люба все не приходила. У площадки собрались все, кто в течение двух лет работал на картине, — костюмеры, гримеры, координаторы, пришли люди из соседних павильонов, с других проектов...

Все ждали появления Полищук. И даже когда один из продюсеров сказал, что Любу в данный момент уносит на руках к машине ее муж Сергей Цигаль, никто не мог сказать: «Камера, стоп. Снято!»

В последний раз я видела ее в больнице. Голова без роскошных волос и пергаментная кожа. «Ноги у меня стали совсем ни к черту. Идем с Сережей по лестнице, а они взяли и заплелись. А ты ж знаешь, я одна падать не люблю, да и где Цигалю удержать Мустанга! Так и загремели» — и хохочет. Богиня! Из больницы, чтобы не разрыдаться при ней, я почти бежала. Хотелось встать посередине площади и кричать: «А!!!» Как орет человек в горах, когда понимает, что он один на много километров, абсолютно один.

На ее похороны я собралась, оделась, дошла до двери и… не смогла. Боялась: а вдруг я ее не узнаю? И еще я не хотела констатации факта. Для меня она просто уехала. Ну напишет. Или позвонит... Даже сейчас, когда Люба мне снится, я не ощущаю факта сна, кажется, она заглянула на минуточку. Пришла со своего пантеона, где собрались все они, богини, разгадавшие тайну истинной женственности. И я радуюсь этим редким свиданиям.

Благодарим ресторан «Settebello» за помощь в организации съемки

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или