Полная версия сайта

Марина Дунаевская: «Максима никому не отдам!»

«Я бы не назвала Максима донжуаном: он не обманывал женщин, он на них женился. Причем всегда по любви».

Они уже приготовили автоматическую пушку, чтобы взорвать неопознанный багаж. И только усилия нашей подруги, между прочим, майора Массада, помогли убедить полицию, что это кофр композитора Дунаевского…

Лет пять-шесть мы прожили удивительно дружно. Максим был очень сильно влюблен в меня. А на седьмой год… увы, уже стал посматривать по сторонам. Только лови! Мне закрыть бы глаза, вовремя отвернуться… но я этого не умею. И если что-то замечаю, в приступе ревности ору так, что в доме стены дрожат!

Наверное, когда выходишь замуж за человека, у которого столько браков, надо быть ко всему готовой, но я была уверена, что со мной подобного не произойдет...

Поклонницы до сих пор его домогаются. Звонят, пишут эсэмэски, шлют письма... Ведь Максим — известный композитор, еще и с репутацией донжуана и, как многие думают, наверняка миллионер! Уж очень у него респектабельная внешность. К тому же невооруженным глазом видно: добрый, великодушный, щедрый. Вот они как пчелы на мед и летят.

Не так давно Максим освоил компьютер. Боже, как было хорошо без него — все прозрачно, без тайн. Я могла взять его мобильный телефон и прочитать сообщение. То же самое разрешалось и мужу. А тут понеслось… Сидит мой Максим, часами уткнувшись в монитор, с кем-то переписывается.

А я по натуре — гэбэшник: все вижу и слышу. И когда с Максимом происходит нечто загадочное, чую это за версту. Он же человек творческий, все сразу видно: глаз горит, настроение приподнятое.

Я точно знала, что не дам разбить семью. Для меня ясно одно — я
Максима никому не отдам (Марина с дочерьми Машей и Полиной)

Я его хорошо изучила: если все без утайки рассказывает, значит, ничего серьезного, а если начинает скрывать, включаю сигнал тревоги…

И вот прошлым летом у Максима случился роман. Лезу как-то в компьютер и случайно натыкаюсь на его любовную переписку с некой поэтически настроенной барышней 22 лет. Читаю «письмо Татьяны», а там такая красота! Девушка подробно описывает Максиму свою мечту — как они будут рассекать по морю на яхте (видимо, яхту обеспечить должен он) с запотевшими бокалами шампанского в руках. Особенно меня покоробило, что эта «русалка» называла моего мужа весьма фамильярно — Дуняшкой. А Дуняшка, видимо, не успел стереть это письмо, вот и попался!

Я даже не стала скрывать, что читала эти «телячьи нежности», и устроила скандал. Дня три визжала так, что штукатурка сыпалась. Конечно, Максим испугался, пытался оправдаться: «Да перестань… Это просто переписка. Что ты придумываешь! Я не собираюсь из-за этого разводиться!»

Но меня напугало, что и после скандала он не прекратил переписку. Я запаниковала... Предъявить ультиматум? Но это значит подлить масла в огонь: запретный плод сладок. Конечно, Максиму приятно читать эти послания: молодая красивая девушка и не скрывает, что от него без ума! Кому это не понравится? В этом мой муж весь в своего папу. Исаак Дунаевский тоже обожал вести любовную переписку с женщинами. Правда, когда они выражали желание наконец встретиться, тут же давал задний ход… Я заняла круговую оборону.

На второй же день мне было известно о незнакомке буквально все. Друзья навели справки. Я узнала ее телефон, где она живет. Девочка не из бедной семьи, ездит на хорошей машине...

Меня возмутил не сам факт, а та наглость, с которой охмуряли моего мужа, не стесняясь меня. Она хотела видеть в нем покровителя, который со всеми знакомит, водит на светские мероприятия. Наверняка рассчитывала, что будет ей дарить дорогие подарки!

Словом, целое лето я жила в бесконечном напряжении. Потеряла сон и аппетит. Так сильно переживала, что даже похудела килограммов на десять. На моих глазах какая-то девица нагло уводит моего мужа, а я сделать ничего не могу!

А мой муж, пребывая в состоянии влюбленности, не замечал моих страданий.

Казалось, он глух и слеп.

Я точно знала, что не дам разбить семью. Для меня ясно одно — Максима никому не отдам! И тот, кто покусится на моего мужа, падет смертью храбрых. А вот какими методами я это сделаю, еще не понимала. Ну не убивать же эту девицу? Оставалось только, стиснув зубы, наблюдать. То, что любовная переписка продолжалась, — я это читала по глазам Максима. Он был не с нами, а где-то далеко-далеко. Вдобавок я с ужасом видела, что эпистолярный роман с юной девой его очень занимает, он просто неумело заметает следы. Когда я припирала его к стенке, он пытался защищаться: «Ну должно же быть у меня какое-нибудь личное пространство? Я же ничего не делаю, только переписываюсь!»

Мое единственное спасение было в этой девчонке.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или