Полная версия сайта

Алсу: страх быть отвергнутой

«Единственным лакомством были яблоки. Никогда не забуду этот вкус детства — ощущение сладкого воска во рту...»

Я никогда не зацикливалась на карьере, просто мечтала петь. Но с моим страхом сцены это было не просто

К 13 годам я стала большой любительницей поесть. Из худышки с вечными синяками под глазами превратилась в пухленького прыщавого подростка. К счастью, в нашей школе не учились мальчики, стесняться было некого.

Папа, помню, смеялся надо мной: «Все, что у меня на тарелке останется, Алсу доест!» Я действительно ела все без разбору. Каждый день плотно обедала в «Макдоналдсе», потом ужинала лазаньей в итальянском ресторане. После такой «диеты» приходилось неделями голодать — сидела на одном кофе с шоколадом. Полумертвая от слабости, лежала целый день дома. Бывало, падала в обморок от головокружения…

Но вскоре в моей тихой, спокойной школьной жизни случились большие перемены. В пятнадцать лет я начала карьеру певицы.

Петь я обожала с детства.

Лет в десять, помню, копировала своих любимых певиц, а повзрослев, увидела фильм «Телохранитель» и влюбилась в Уитни Хьюстон. Часами простаивала у зеркала в мамином платье и ее же туфлях на каблуках и пела, подражая актрисе. Вместо микрофона — щетка для волос. Смотрела на себя в зеркало и расстраивалась — это была и не я, и не Хьюстон! Однажды взяла и спела по-своему. И получилось! Тогда я поняла главное: надо делать как душа велит, как умеешь — и тогда все сложится…

С этого момента я жила одной мечтой — стать настоящей певицей. Думала, вот окончу школу и займусь пением. Но судьба распорядилась иначе. Мне выпал шанс, который дается лишь раз в жизни, и упустить его я не могла… Мама категорически возражала против творческой карьеры, расстраивалась, что я недоучилась.

Но совмещать учебу в школе с головокружительным началом новой профессиональной жизни удавалось с трудом.

...О том, что начала петь и в России уже вышел мой клип «Зимний сон», я долго скрывала, не говорила об этом ни одной живой душе. Стеснялась сказать подружкам о своем успехе на эстраде, не хотела лишнего внимания к себе. А через год, в 16 лет, поехала на конкурс «Евровидение». Пришлось отпрашиваться у директора школы, тут все и открылось...

Меня увидели по телевизору, да и место было не позорное — второе. Надо ли говорить, что в одно мгновение я стала самой популярной девочкой в школе! Все тут же захотели со мной дружить. Помню, после конкурса встречали как героиню аплодисментами, словом, внимания было очень много.

Каждые выходные я летала на съемки в Москву, все каникулы вместо отдыха ездила на гастроли.

Как тогда голова не закружилась от славы? Не знаю…

Знаю лишь одно: даже родители не ожидали такого взлета. А для меня ничего не изменилось — я оставалась такой же девочкой, ничем не выделяющейся из толпы: джинсы, кроссовки, бейсболка... Продолжала учиться в Лондоне, ездила в Москву на записи, концерты, а потом опять уезжала к родителям. Никакой перемены в своей жизни не ощущала…

Может, потому, что я с детства была домашней девочкой? Предпочитала сидеть дома у телевизора с подружками, а не бегать до утра по клубам.

«Звездная болезнь» мне точно не грозит! Я уже была очень популярной, но приходила домой и становилась прежней покорной дочкой: слушалась папу, не перечила маме...

Такой и осталась...

До сих пор неловко себя чувствую, когда мне поют дифирамбы, просят автографы, превозносят до небес. По-прежнему мне кажется, что эта история не про меня. Наверное, пережить испытание славой мне помогло воспитание родителей… Я была уже очень популярной певицей, но когда приходила домой, оставалась прежней покорной дочкой: слушалась папу, не перечила маме….

И никогда не зацикливалась на карьере, просто мечтала петь.

Но с моим страхом сцены это было непросто. Несколько лет я отчаянно боролась со своей нерешительностью, и мне понадобилось время, чтобы научиться управлять собой. Помню, как в первый раз меня буквально вытолкнули на сцену, хотя я долго морально готовила себя к этому…

А ведь поначалу доходило до того, что я стеснялась заказать у официанта какое-нибудь блюдо, в самолете не могла попросить салфетку у стюардессы.

Любое постороннее внимание вызывало настоящий зажим. Мне казалось: окружающие считают, что я не такая, как все, что стоит мне заговорить — меня не поймут и отвергнут. До сих пор не понимаю, откуда все эти комплексы? Только благодаря любви публики я обрела уверенность в себе.

Казалось, я всего достигла в жизни: «Евровидение», хиты, концерты, стадионы, дуэт с Энрике Иглесиасом... Но мне, увы, не хватало самого главного…

Как-то, еще до знакомства с Яном, я загадала желание на Новый год.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или