Полная версия сайта

Нина Спада: «Дунаевский вычеркнул дочь из жизни»

«Алине пообещали, что отец придет. Все, что она хотела — посмотреть ему в глаза и узнать, почему он прекратил общение?»

Возможно, навсегда. Ушел без объяснений. Хотя что бы он мог мне объяснить? Почему провел ночь с другой женщиной?

Восемь месяцев мы не виделись. Шел 1982 год. Я добросовестно пыталась его забыть. Друзьям и родным Максима не звонила, потому что считала, что никаких отношений с этим мужчиной у меня больше не будет. Не хотелось об этом даже говорить. Женя Дунаевский несколько раз набирал меня сам, спрашивал, куда я исчезла, но когда я сообщила, что мы с его братом расстались, больше эту тему не поднимал. И вот однажды сидим у меня с приятельницей, болтаем, и она спрашивает: «А что у тебя произошло с Дунаевским?» Стала рассказывать, и вдруг — телефонный звонок. Беру трубку. Максим! Телепатия просто!

Будто попрощались только вчера, говорит: «Нинулечка, надо встретиться. Очень соскучился. Можно я завтра заеду?» А назавтра все как раньше — улыбчивый, вальяжный, полный нежности. Сидим пьем чай. И вдруг Максим говорит: «Я тебя высчитывал с карандашом на бумаге. По всему вышло, что ты меня действительно очень любишь. Но как тогда ты могла проявить такую силу воли, что ни разу не позвонила? Откуда в тебе это?» Потом рассказал, как по работе снова был в Ливадии и везде в толпе ему чудилось мое лицо. Слушала, помешивая чай, как он скучал, страдал, и понимала, что роман скорее всего будет продолжен. Чем он занимался все это время, я спросила почти машинально. «Очень много работал», — ответил Максим. Ничто не могло навести меня на мысль, что Дунаевский незадолго до этого визита ко мне женился на Наталье Андрейченко.

Месяца три-четыре Максим регулярно приезжал к Алине. Привозил игрушки,
водил ее гулять и даже оставлял какие-то деньги

Обручальное кольцо отсутствовало. Журналов я не читала, да и в то время не принято было писать про личную жизнь знаменитых людей. Потом все это казалось каким-то сверхцинизмом. Впрочем, даже его я оказалась готова оправдать… Ради чего?

Все с Максимом вернулось на круги своя. Все как раньше. И очень скоро выяснилось, что у нас будет ребенок. Дождаться не могла, чтобы ему сообщить. И день настал. «Я беременна… два месяца…» — сказала, глядя Дунаевскому в глаза и пытаясь уловить его реакцию. А в ответ мне был взгляд — и не счастливый, и не расстроенный, а какой-то странно пристальный. Я опешила. «Знаешь, Нинулечка, я, конечно, должен был сказать тебе раньше… Но не смог, смалодушничал. Потому что ты спустила бы меня с лестницы… Природа не терпит пустоты. А мы с тобой тогда расстались.

Я думал, что у тебя кто-то появился. Словом, я женился на Наталье Андрейченко. У нас родился сын». Кожей почувствовала, как вокруг рушатся стены, в пропасть летят дома, в ушах звучал грохот землетрясения… Я смотрела на него и не понимала. Дальше говорила как в тумане. Мне предоставили право выбирать — рожать или нет. Спросила, будет ли он помогать, если я оставлю ребенка. «Конечно, — даже обиделся Максим. — Как ты можешь сомневаться? Был бы кто-то другой, я бы еще подумал, но ты … Абсолютная поддержка будет! Только очень тебя прошу никому не рассказывать об обстоятельствах. Если Наталья узнает… Кислород мне перекроет, и я не смогу работать, а значит, помогать тебе. У нас с ней и так не очень, не знаю, как будет дальше…» Я обещала молчать. «Если что-то срочно понадобится, ты звони маме, она мне передаст. Все как-нибудь устроится», — нежно сказал на прощание Максим.

После его ухода в моей квартире поселились та самая пластинка с песнями из фильма «Карнавал» с проникновенной надписью и надежда — вдруг и правда все образуется? Максим подписал мне посвящение перед уходом. «Может, запутался человек в двойной жизни?» — решила я. Ребенка я хотела, да и к Максиму чувство было. Хотя и подумать не могла, что не увижу его целую вечность…

Беременность я переносила тяжело. «Без тебя проходят дни, что со мною, я не знаю, позвони мне, позвони, позвони мне — заклинаю…» — насмешливо неслось из проигрывателя. Хорошо, что у меня была близкая подруга, которая пустила пожить в свою свободную квартиру — я не желала ни с кем разговаривать, даже со своими родителями, хотелось побыть одной и все переосмыслить, понять.

Максим не звонил и не появлялся, что здоровья, конечно, не прибавляло. Положили на сохранение. Впрочем, в конце концов все обошлось, и в положенный срок 10 августа 1983 года я услышала от акушерки заветное: «Поздравляю, мамаша. Девочка!» Для каждой женщины появление ребенка — это чудо, магия вне зависимости, есть рядом мужчина или нет. По крайней мере я никогда не ощущала себя такой абсолютно счастливой. Максиму сообщать не стала, решила взять паузу и все как следует обдумать. Через две недели после рождения Алинки я позвонила Зое Ивановне. «Нина, а куда ты пропала? — воскликнула та. — Конечно, приезжай! Всегда рада!» И вот идем с ней по скверу, она рассказывает обо всем на свете, а потом, оглядев меня, спрашивает: «Не пойму, что-то в тебе изменилось… Ты поправилась, что ли? Часом, не беременна?»

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или