Полная версия сайта

Полина Петренко: «Ты мне не дочь!» — сказал отец»

«Когда нас с Настей выписали из роддома, папа сказал, как мог только он: «Нашла время, когда рожать!».

У женщин Полуян пользовался популярностью, несмотря на то что внешностью героя-любовника не обладал. Кадр из фильма «Груз 200»

Действительно, кошмар и ужас! В 15 лет я, видите ли, Бабеля не читала! Мы, те, которые «из деревни», Пушкиным спасались и Лермонтовым. А еще Конан Дойля всего осилили, что сыграло свою роль в весьма интересном повороте. Печатная машинка у Галюси была хорошей, заграничной. Но с литерой «о» имелась проблема, машинка постоянно выдавала весьма запоминающийся дефект. Такой же я видела в анонимном письме, которое получила про папу моя мама… Вот так.

Мама тем временем гнула свою линию. После каждой моей поездки в Москву — сплошные вопросы. Не хочешь рассказывать — истерики. Мне было безумно жаль ее, и я… начала придумывать. «Все, — говорила, — «там» плохо. Он ее не любит. Они постоянно ссорятся». Мама расцветала и успокаивалась.

Довольная произведенным эффектом, я пользовалась таким приемом не раз и не два. Причем и мамина «артподготовка» принесла свои плоды: когда я приехала к отцу жить, начала смотреть на него, на его отношения с Галиной Петровной через призму маминой души.

У Кожуховой же желание завоевывать меня заметно поубавилось, после того как был окончательно завоеван папа. Хуже того, она начала его откровенно ревновать ко мне и не могла справиться со своими эмоциями… Однажды мы втроем поздно возвращались из гостей. В пустом вагоне метро папа сел почему-то напротив Галины Петровны, я, естественно, рядом с ним, и папа меня обнял. Так и ехали. Галюся чуть дырку во мне не прожгла глазами! Когда вышли на улицу, она, ни слова не говоря, демонстративно почесала в другую от нас сторону…

Папа ей: «Галюся! Галюся!» А Галюси и след простыл…

Пришло время оставаться жить у них и поступать в театральный. Я сшила сарафан из двух огромных платков… Мне казалось, получилось оригинально. В нем и приехала. «Что за бл...ский наряд?» — приветствовала меня Галина Петровна. Я терялась в догадках, что могло спровоцировать эту ее реплику: вроде сарафан ниже колена, открыты только плечи…«Ну да ладно, — думаю, — сказала и сказала…» Показываться пошла в Щукинское училище. Даже не помню, кто сидел в приемной комиссии, созванной усилиями Галюси персонально для меня. Тем же вечером в доме были гости. В разгар застолья раздался телефонный звонок. По разговору я поняла, что речь идет обо мне. «Ничего, попробуем в другой институт. В Москве куча театральных...»

— сказала Галина Петровна мне потом. Крушение своих планов они с отцом восприняли спокойно, возможно, было просто не до меня. Папа, конечно, хотел, чтобы я стала актрисой, но не скажу, что прямо-таки стремился запихнуть меня внутрь этой непростой кухни. Итак, в театральный я пролетела, маму, оставшуюся одну, было жаль… Все одно к одному — я решила уехать обратно. Они все еще сидели на кухне, когда я вошла с чемоданом: «Я проститься, уезжаю». «Куда? — поднял брови папа. — К родственникам?» Я ответила, что еду к маме в Ленинград. Первым вскочил режиссер Васильев, который был в гостях: «Подожди, Полина, надо обсудить». «Сидеть!» — скомандовал папа. Он проводил меня до дверей фразой: «Если сейчас уйдешь, ты мне не дочь». «Пожалуйста…» — ответила я и вышла. В одиннадцать вечера 17-летняя барышня одна топала по направлению к вокзалу и наконец чувствовала себя легко.

По поводу ролей отец постоянно переживал и мандражировал: «Не вышло, недотянул, не уловил линии...» Не скажу, что он был настолько не уверен в себе, но поддержка, в том числе и моя, ему требовалась постоянно. Я видела все папины картины и спектакли. Алексей Петренко и Джулия Ормонд в фильме Н. Михалкова «Сибирский цирюльник»

Отец даже не позвонил узнать, добралась ли я... Та последняя фраза, сказанная им мне, ранила до глубины души, до сих пор я воспринимаю ее очень серьезно и болезненно. Получалось, если с ним, то дочь, а если без него, то чужая?.. Но сказана она была с некой бравадой и лицедейством. Гете писал: «Все слабости человека прощаю я актеру и ни одной слабости актера не прощаю человеку».

Наше с папой общение стало очень редким, если не сказать дежурно-минимальным, но, видимо, я настолько «искала» отца, что однажды нашла. С Лешей Полуяном мы могли познакомиться много лет назад. Динара Асанова пригласила меня на эпизод в культовый фильм «Пацаны». Леша играл там роль, а я… По задумке Динары, ребята на берегу Финского залива гоняют в футбол, Леша раздает письма, а по воде плывет катер с женихом с невестой в ворохе воздушных шариков.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или