Полная версия сайта

Лиз Хёрли: Птичка на проводе

Она даже не представляет, как это — идти по улице без какого-нибудь вооруженного фотокамерой нахального мужчины слева или справа.

взгляд ее споткнулся о Шейна. Он выглядел, как… Ну, словно крепкий работяга-мул рядом с породистыми лошадками. Даже дорогой белый костюм не мог скрыть простецкую натуру Шейна Уорна. В нем всего было сверх меры: громкий хохот, грубые словечки матроса и ужасный внешний вид. Шейн обесцвечивал волосы, загорал до оранжевого цвета и носил серьгу в ухе. Даже лондонские геи уже отказались от таких серег… Но Шейн был натуралом, да еще каким! От него пахло настоящим мужиком, и от этого запаха Лиз Хёрли потеряла голову…

— Прогуляемся? — зыркнул наглым глазом этот тип и, подхватив ее под руку, потащил в сторону алкоголя и закусок.

Позже, когда общественность пронюхала про их связь, (да они особенно и не скрывались, открыто флиртовали в Твиттере), Кэти Том объявила, что наша любимая Хёрли тронулась умом, раз пустила в свою постель такого примитива, как Шейн Уорн.

И это при живом-то муже… Но с мужем все уже было решено: Лиз отпустила его за ненадобностью на все четыре стороны. Рядом с Шейном она вдруг стала настоящей, из плоти и крови — веселой, ветреной и… ужасно аморальной. Короче, они два сапога пара, что бы там ни трезвонила Кэти. Лиз тоже всегда была мулом, правда, обряженным в дорогую золоченую сбрую. И ее, настоящую Лиз, тянуло вот к таким же простым, крепко стоящим на земле мужчинам — без гонора, спеси и слюнтяйства аристократов. Деньги Шейн зарабатывал и руками, и ногами, и головой — профессионально играл в крикет и покер. Он карабкался вверх, не особо разбирая дороги. Скандалы шли за Шейном по пятам.

Уорн, один из лучших мировых игроков в крикет, едва не распрощался с карьерой, после того как был пойман с аферами на тотализаторе… Он, участник многомиллионной антиникотиновой кампании в родной Австралии, был застукан папарацци, когда беззаботно покуривал в компании с тинейджерами. Наконец, в легкую согласился рекламировать средство от облысения, заклейменное английскими медиками как откровенно опасное. И таких проступков за Шейном числилось великое множество. Женщины тоже жаловались на мистера Уорна. Его обвиняли в сексуальных домогательствах по меньшей мере с десяток красоток разного цвета кожи от Глазго до Йоганнесбурга. Причем Шейн не особо выбирал: среди пострадавших были и парикмахерши, и медсестры. Законная жена, мать его троих детей, махнула на непутевого мужа рукой и уже собирала документы на развод.

Но все это мало волновало Лиз.

Она летала с любимым в Мельбурн, где даже посетила свадьбу одной из кузин Шейна, а после помогала рекламировать его собственную линию спортивной одежды: да, представьте, напялила майку, которую не позволяла себе носить даже в школе! Журналисты писали, что красавица Лиз стареет. А чем еще объяснить этот дикий со всех точек зрения мезальянс? Но Лиз не обольщалась относительно Шейна. Его время пройдет. Однажды он поскачет за следующей пташкой… Да она и не собирается встречать с ним старость. Закат своей жизни Лиз забронировала для Хью. Как говорится, старый друг лучше новых двух. Они поселятся вдвоем на ее ранчо, будут готовить спагетти, учить итальянский, музицировать. Хью согласен: за все эти годы он так и не встретил такой женщины, как Лиз.

Но это будет еще не скоро… А пока ей надо хорошенько выспаться. На завтра у них с Шейном намечена грандиозная программа.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или