Полная версия сайта

Анастасия Мельникова: мой многолетний кошмар

«Ну и влюбилась… Та самая пресловутая «химия»... Себя обманываешь. Так у меня было с Димой».

Артем (на фото в центре) просил меня забыть его, настаивал: «Только
ничего сама не предпринимай »

Не заметила, как сильно он переживает за меня. Жила этими судами бесконечными — а какие еще варианты? Ездила к Алисе и родителям, пыталась везде успеть, иногда не оставалось сил даже поговорить вечером, а Артем держал все внутри...

Но как бы тяжело ни было, я точно знала: Дима отступит. У него появится другая женщина или начнется другая история, и ему надоест со мной сражаться. Не решится он на кардинальные действия — мне об этом многие говорили.

И я не сдавалась — охрана была, когда нужно, «силовики» помогали — знакомые семьи, разные официальные лица на контроле наше дело держали, известные юристы участвовали — абсолютно безвозмездно, кстати.

Я верила, что все получится, нужно просто подождать, а Артем — нет.

И в какой-то момент он сорвался.

...В тот день все было как обычно: мы побежали каждый на свою работу. Я вела эфир, когда услышала от наших ребят из «Дежурной части», что в Останкино произошла драка. Узнав, что Артем полоснул Диму ножом, который валялся на полу — его использовали строители при укладке линолеума, — я поначалу решила, что это чудовищная провокация. Звоню Артему — у него отключен телефон, а потом как посыпалась «лента» новостей! Артем говорил, что хотел меня защитить...Что уж там произошло конкретно — до сих пор не понятно: каждый потом по-разному об этом рассказывал, у каждого из них, естественно, своя правда. Точно стало известно, что именно Артем был инициатором той встречи, ни я, ни Дима ничего не знали о его намерениях. Решил человек «разобраться» как мог, ну вот так получилось — вышел из себя, затеял драку, потерял контроль, накопилось.

Это не оправдание, конечно. И уж точно не выход — решать внутрисемейные дела подобным способом, не думая о последствиях. Тем более для меня было важно, чтобы наши судебные разбирательства вокруг ребенка не попали в прессу — это ведь сугубо личное дело.

И понеслось: Дима заявил, что он чуть ли не при смерти — так сильно его порезали, хотя на второй день после драки с улыбкой позировал фотографам... Но поначалу было страшно — а вдруг, не дай бог, все и вправду серьезно?

Вечером после случившегося друзья увезли меня к себе. Сказали: «Тебе сейчас нельзя оставаться одной». Всю ночь я не спала, утром поехала в РОВД, добралась до следователя, пыталась объяснить, что Артем — не монстр, он не мог так поступить, это был порыв...

Теперь нам с Алисой можно было не прятаться, не напрягаться, не
оглядываться ежеминутно по сторонам

Ужасный порыв, стоивший и ему, и всем нам очень дорого...

Мы увиделись в коридоре, вокруг было много людей, надо что-то сказать, а у меня только слезы из глаз текут... Начала бормотать, Артем пытался успокоить меня, я — его, а сама — как в бреду, перед глазами пелена.

Потом — сердечный приступ, меня отвезли в больницу — начальство позаботилось. Там — таблетки, процедуры, психолог постоянно пыталась говорить со мной. Но ничего не помогало. Я целыми днями лежала глядя в потолок и плакала. Откуда столько слез взялось? Наверное, за несколько лет наконец выплакалась.

Телефон отключила, звонила только родителям.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или