Полная версия сайта

Долорес Запашная: «У Славы был способ сделать мне больно»

«Ира стала женой Запашного. А меня он стер из своей жизни, раз — и нет... »

Но, как потом оказалось, упражнениям в своем дневнике она посвятила только незначительную его часть...

Их роман развивался стремительно, а поскольку все происходило у меня на глазах, то однажды я не выдержала и решила встретиться с соперницей.

Дело было в Волгограде. Одиннадцать утра, звоню в дверь, она тут же открывает — думала, Слава. А тут я. Захожу. «Ну здравствуй, — говорю, — Наташа. Пришла посмотреть, как живешь...» Она оторопела. Вдруг раздается телефонный звонок. Мы обе бросаемся к аппарату, подозревая, что звонит Запашный, и в результате вдребезги его разбиваем. Наташа из комнаты выскочила, а я осталась. Замечаю на столике ее дневник. Открыла — и замерла. Там целая летопись: и где они со Славой были, и куда ездили — полный отчет...

У меня руки задрожали. Я дневник спрятала. Смотрю — где же Наташа? Оказывается, дверь захлопнула и убежала...

А мне в цирк срочно надо, у меня дневной прогон на публике. Что делать? Как из запертой квартиры выбраться? Оглядевшись, увидела швейную машинку с длинным и прочным шнуром. Я этот шнур к балконным перилам приладила — хорошо, что Наташа жила на втором этаже, а не на десятом, — спустилась по нему и спрыгнула вниз. Как была в туфлях на платформе, так и спрыгнула. Приземлилась удачно на глазах удивленных прохожих.

В любом другом случае я Запашному все тут же и высказала бы — Наташин дневник я забрала с собой, — но на меня вдруг снизошло какое-то олимпийское спокойствие. Слава ко мне перед выступлением подошел, а я и бровью не повела.

Многому из того, что Мстислав-младший делает на манеже, он научился у отца. На фото: программа «Наш русский цирк». Санкт-Петербург, 2008 г.

Он молчит, и я молчу.

С того дня много времени прошло, и вот однажды разговор про Янтарную комнату заходит — где она спрятана. Тут Слава вступил: «Что толку об этом говорить? Доказательств-то нет...» Я отвечаю: «Доказательства есть...» То, что речь не о Янтарной комнате, а о его романе, муж тут же понял. Был в хорошем расположении духа, а тут сразу посуровел. Потом потребовал: «Так, отдавай дневник...» «Нет», — говорю. Дневничок этот, кстати, у меня до сих пор лежит...

— Прощения у вас муж не просил?

— Это не в его характере. Правда, был один случай. После очередного увлечения Славы я собрала его чемодан и сказала: «Все. Уходи». Тогда он пообещал: «Больше этого никогда не повторится...»

Но слова, к сожалению, не сдержал.

Как-то Наташа решила передать ему записку. Слава стоял в воздухе на трапеции, и я, заметив листочек у нее в руках, тут же его выхватила. Запашный мне сверху кричит: «Отдай немедленно!» — но я уже выскочила с манежа и убежала из цирка. Недалеко кладбище было. Пришла на погост, села у какой-то могилки и стала читать излияния соперницы, предназначавшиеся моему мужу... А у самой слезы текут. Казалось, какая-то часть меня в тот момент и впрямь умерла и осталась на том кладбище...

Роман их продолжался довольно долго, до возвращения с гастролей из Турции. Тогда я поставила мужу ультиматум: «Если эта девушка появится в цирке и в следующем городе, я уйду...» Даже написала заявление на его имя: «Прошу освободить меня из всех номеров, в которых я занята...»

Запашный эту бумагу порвал. Правда, Наташа с нами уже не поехала...

Впрочем, это совсем не означает, что их отношения закончились. Она родила Славе сына, Запашный ее долгое время поддерживал, помогал с работой... Я об этом много позже узнала.

— Как вы находили в себе силы прощать?

— Любила, вот и находила. Понимаете, Слава ведь не просто женщин любил, он вообще любил жизнь. В нем столько энергии было! Не случайно он массу уникальных аттракционов придумал, одним из которых стал «К звездам».

Около центрального форганга появлялась ракета, которая взмывала вверх, и под куполом цирка в темноте возникали две пары гимнастов — мы со Славой и его сестра Анна с племянником Валерием.

А надо заметить, что в те времена не было ультрафиолетового света, и нас вверху никто бы не разглядел.

Так Слава придумал покрыть костюмы фосфоресцирующей краской, а под куполом еще установил маленькие кабинки с лампами накаливания, в которых эта краска «проявлялась бы».

Помню, я чуть не задохнулась, когда в первый раз оказалась в такой кабинке. Жара и духота адские, воздуха нет совершенно, а краска все не нагревается и не нагревается... Потом, вырвавшись из печки, надо еще успокоить дыхание и синхронно исполнить трюки, переходя с одного вращающегося спутника на другой...

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или