Полная версия сайта

Джордж Гершвин: Сбежавший жених

Джордж понимал, что мать ревнует его: мама Роза просто боится, что любимого сына захомутает вертихвостка.

Самолюбие Джорджа очень болезненно ныло, когда мама Роза, встретив соседку, пускалась в бесконечно подробное повествование про всех детей, а дойдя до Джорджа, вздыхала и красноречиво вздевала упитанные руки к небу: «Неудачненький сынок. В чью породу пошел?»

В сущности, Джордж бросил школу, чтобы не позорить маму Розу, которую всегда обожал. Ему повезло: владелец престижного музыкального издательства Джером Ремик совершенно случайно услышал, как Гершвин играет на пианино, восхитился и предложил ему работать в издательстве на первом этаже тапером — играть посетителям популярные пьесы, стоявшие в нотах на полках, стимулируя людей к покупкам, так как с появлением граммофона люди все меньше и меньше покупали ноты.

Ремик имел в виду, что мальчишка будет играть у него после школы, а Джордж решил это делать вместо оной. Единственной проблемой стало задобрить маму Розу — в доме все решала она, и Джордж нашел решение: выклянчив деньги у Ремика вперед за неделю, Гершвин купил матери в самом большом магазине на Пятой авеню прекрасный костюм из джерси. Ее восхищению не было предела, она целовала «Яшу», а под вечер созвала всех соседей и хвалилась, какой дорогой подарок сынуля сделал маме. Отец Мойша не поверил, что нашелся сумасшедший, готовый платить его оболтусу 15 долларов в неделю. Поразмыслив, Мойша к тому же переполошился, что, боже упаси, костюм краденый! Поутру он тайком от жены помчался с костюмом под мышкой возвращать его в магазин — на всякий случай. Но товар не взяли, так как на радостях мама Роза успела чем-то его заляпать.

Ремик потом, хохоча, рассказывал Джорджу, как к нему влетел бледный Гершвин-старший и с порога начал, захлебываясь словами: «Я честный человек и зарабатываю только честным трудом. Вы ни в коем случае не должны принимать моего Яшу на работу — он ничего не умеет, он негодный мальчишка, обманывает вас…» Мойша полез за деньгами, повторяя: «Сколько я вам должен? Сколько вы уже заплатили этому паршивцу?»

Чуть позже туда же возмущенной орлицей примчалась мать. «Он такой чудесный мальчик, — твердила она обалдевшему Ремику, — такой талантливый, вы не пожалеете, что взяли его!»

Мама Роза оказалась права: Ремик не пожалел. Джордж начал с того, что в душной тесной комнатенке по пять часов кряду играл посетителям популярные мелодии Берлина, Керна, Джоплина, постепенно начал сочинять песни, и вскоре сам Джером Керн, звезда музыкального Бродвея, похвалил первые сочинения Гершвина, а потом заказал несколько для своего мюзикла.

Потом композитор Зигмунд Ромберг попросил написать кое-что для его злободневного мюзикла «The Passing Show of 1916» — и жизнь завертелась, завязывались все новые и новые профессиональные знакомства, все чаще в адрес Гершвина звучали ласкающие слух эпитеты «талантливый», «оригинальный», «яркий». Ромберг привел Джорджа на Бродвей, в этот неугомонный, амбициозный, шумный заповедник творческой жизни Нью-Йорка. От того времени осталось воспоминание, что он все время куда-то мчится, летит, спешит, а за спиной у него крылья.

Бегом! Скорей! За ночь он писал песню, чтобы показать режиссеру, забрасывал ее к восьми утра в театр и летел к Ремику, после обеда снова спешил на Бродвей — аранжировывать и расписывать партии, потом до вечера — в ресторан, вернее — в разные рестораны, где он подрабатывал тапером первые годы, ближе к полуночи — в театр к выходу на аплодисменты, а оттуда — на обычные ночные посиделки актеров. Домой он возвращался часа в три-четыре утра и, не заходя к себе в комнату, сразу направлялся к старшему брату Айре: тот тогда учился в нью-йоркском колледже, но они с Джорджем уже примеривались к будущему тандему композитора и поэта-песенника — Айра давно пробовал свои силы в стихах. Обычно он приветствовал Джорджа новыми виршами:

Куда пойти повеселиться, Заботы бремя сбросить с плеч?

Такое место знает Рози,

Там могут мертвого развлечь.

Джордж хохотал, бросался к пианино, тотчас придумывал мелодию, и братья громко горланили новую песню среди ночи, оглашая спящий квартал веселыми звучными голосами.

…Кей слушала рассказы Гершвина и вздыхала.

— Как я тебе завидую, — однажды вырвалось у нее.

— А я — тебе…

— эхом повторил Гершвин.

Завидует! Она серьезно училась, в теории музыки, композиции и всем прочем разбирается как профессор! А как потрясающе Кей знает классику!

Гершвин втайне грыз себя, что, мол, он ненастоящий композитор, а так, автор популярных песенок и странных композиций, рискнувший соединить симфоническую музыку с обожаемым им «черным джазом». А ему хотелось встать вровень с Рахманиновым или по крайней мере с Равелем! Знала бы Кей всю глубину его самоедства по этому поводу! Он постыдился рассказать ей, как недавно, будучи в Париже, явился на квартиру к Равелю и, краснея как мальчишка и глядя в пол, выдавил: не согласится ли маэстро давать ему уроки композиции? Равель взглянул на него в полнейшем замешательстве, а потом спросил: «Скажите, Гершвин, сколько вы зарабатываете в год?» «Сто тысяч долларов», — признался Джордж. Равель засмеялся: «Так это я должен брать у вас уроки!»

Кей в свою очередь грызла себя за другое: выйдя замуж и родив детей, она почти совсем забросила музыку — садится за рояль, только чтобы развлечь гостей!

А ведь она тайком до сих пор пишет музыку! Но плохую, она уверена! В общем, два самоеда — Джордж и Кей — нашли друг друга и постепенно осознали, что вместе испытывают куда большую гармонию, чем по отдельности.

За кулисами одного из бродвейских театров Кей познакомилась с мамой Розой и, к великому огорчению Джорджа, сразу прониклась к мадам Гершвин ничем не обоснованной антипатией. Мама Роза считала себя королевой бродвейского закулисья — ни больше ни меньше. Наряженная, как новогодняя елка, и безбожно накрашенная, она гордо вплывала в театр даже во время репетиций, вальяжно усаживалась в первом ряду и не стеснялась давать указания труппе.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или