Полная версия сайта

Валентина Белявская: «Сашу выгнать не могу»

«Люди мужа любили. Даже у пивных ларьков мужчины кричали: «Фоксу без очереди!»

Как-то муж завел разговор, что надо бы открыть сыну правду. Но мне казалось, это ни к чему. Сейчас уже могу рассказать: наш Андрей - подкидыш, его оставили под дверью чужой квартиры. На фото: Андрюша на съемочной площадке картины «И снова Анискин» с отцом и Михаилов Жаровым, 1977 г.

Но тут я уперлась. Мне казалось, ни к чему это. Сейчас уже могу рассказать, не опасаясь ранить чьи-то чувства. Наш Андрей — подкидыш, его оставили под дверью чужой квартиры. Звали его Сережей Мальчиковым.

Вскоре после того как мы забрали Андрюшу из детского дома, выяснилось, что я беременна. Дочь появилась на свет, когда мне исполнилось сорок три года. Из лаборатории после родов я уволилась, потому что никаких нянь органически переносить не могла. Во мне прочно поселился страх, не позволявшей оставить ребенка на чужого человека. Дочку я решила назвать Надеждой. Во-первых, это имя очень хорошо описывает мое тогдашнее состояние. Во-вторых, оно семейное.

У бабушки и дедушки мужа очень трогательная история.

Он пел в Большом театре, она работала там костюмером. Человеком она была набожным, но, несмотря на то что браки с актерами церковь не приветствовала и не благословляла, все-таки связала жизнь с любимым певцом. Я помню ее уже очень пожилой и незрячей… Сашина мама поначалу работала на заводе Лихачева. А троих детей надо и воспитывать и ставить на ноги (причем все это одновременно), поэтому она решила работать на дому — шила на заказ шапки. По наследству от отца ей достался необыкновенно красивый голос, а от мамы — склонность к рукоделию. Как сейчас перед глазами картинка: свекровь шьет очередную шапку и поет. Когда родилась наша Надя, я надеялась, что и ее бог голосом не обойдет, линия музыкально одаренных Белявских продолжится. Но не судьба...

С новорожденной и совсем маленьким Андрюшей мне приходилось непросто. Саша очень помогал, забирая свой «костыль» с собой на съемки. Андрюша крутился на площадках картин «И снова Анискин» и «Место встречи изменить нельзя». Оторванные от собственных детей актеры, как рассказывал муж, с удовольствием возились с пацаном. Приезжал сын с горящим взглядом и воплями: «Мне даже разрешили подержать настоящий пистолет!» Вроде бы жизнь вошла в колею. Все складывалось хорошо.

…Поклонниц у Саши всегда было много. И не только из СССР. Писали из Польши, ГДР, Чехословакии. Кто-то клялся в вечной любви, другие угрожали немедленно отравиться — словом, обычная для популярного артиста история. Поэтому и воспринимала я армию любительниц Белявского спокойно. Расстроила меня только одна.

После того, как мы забрали Андрюшу из детского дома, выяснилось, что я беременна. Дочь появилась на свет, когда мне исполнилось 43 года. Андрей и Надя.

Они же следили за жизнью мужа очень пристально. И вот после похорон нашего Боречки звонит мне незнакомая дамочка: «Это ты во всем виновата!» Я положила трубку. Снова звонок: «Ты виновата!» Есть категория людей, постоянно испытывающих потребность сказать гадость, ударить побольнее… Мерзко, конечно, но переживаемо. А потерять мужа можно и безо всякого участия поклонниц. Я-то Сашу в конце концов и потеряла… Женщинам он всегда нравился. Что легкообъяснимо — мужчина-то красивый. Пока мы с ним жили, всегда рядом были его, мягко говоря, знакомые. Я знала, что Саша мне не верен. Но что делать? Убегать, уходить?.. Во-первых, я его очень любила. Во-вторых, семья, дети. Я очень домашний человек и, наверное, слишком нерешительный в таких вопросах. Однажды подруга пригласила на премьеру фильма, ее муж работал на той картине оператором.

Позвонила неожиданно, я на работе была и, конечно, не одета для похода в кинотеатр. Решила быстренько съездить домой принарядиться, чтобы вечером сразу встретиться с подругой. Приехала, вставила ключ в замок, а дверь заперта изнутри. Классика жанра. Чтобы мой муж днем приехал домой — десять медведей в тайге должны помереть! Стучу, звоню, снова стучу… А он меня не пускает! Хотя слышу — топчется у двери. В конце концов, видно, оправился от шока и открыл. В квартире две комнаты, кто скрывался в закрытой, в которую я так и не решилась заглянуть, не знаю. Переоделась и поехала обратно. А Сашу только и смогла спросить: «Почему домой?..» Он промолчал. Муж вообще часто просто уходил от обсуждения неприятных тем. Надо признать, приструнить Белявского — задача не из простых. Если б он работал с девяти до пяти, можно было б хоть по времени проследить.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или