Полная версия сайта

Обитель последней страсти

Новое здание Смольного института достроили уже после смерти мадам Софии де Лафон, которая успешно управляла заведением более 30 лет.

Смольный институт в Санкт-Петербурге, начало XIX в. Репродукция гравюры Джакомо Кваренги

А если и забывал, то ему непременно напоминали об этом злопыхатели, которых в успешной придворной карьере Бецкого было предостаточно. Иван Иванович потому и не любил Петербург с его интригами и слякотью. Куда ближе ему была Европа с просвещенными нравами и мягким климатом. В лице Софии де Лафон, истинной француженки, Бецкой нашел верного друга, способного скрасить досуг приятной беседой.

Но сегодня Иван Иванович пригласил мадам де Лафон не для обычной дружеской прогулки, заранее предупредив, что они поедут смотреть здание Смольного монастыря, где он с разрешения императрицы решил устроить Смольный институт благородных девиц. Монастырь находился за пределами Петербурга, то есть отвечал требованию «изолированности от светского общества», необходимому для воспитания «новой породы людей».

Но и не слишком далеко — императрица могла заезжать в институт в любое время и практически в любую погоду. Кроме того, в здании монастыря можно с удобством разместить 200 девочек, их учителей и воспитателей.

— Вы уже набрали девиц? — мадам де Лафон трудно давался русский язык, и говорила она с сильным акцентом.

— С этим возникли небольшие трудности... — Бецкой поморщился. Он терпеть не мог, когда ему чинили препятствия в благих начинаниях. — Понимаете, Софи, народ русский по большому счету недалек. Даже самые родовитые семьи не понимают, как важно дать своим дочерям образование. Им бы только замуж их выдать поудачнее!

Мадам де Лафон внимательно слушала своего друга, боясь признаться себе, что питает к Ивану Ивановичу более глубокие чувства. В прошлом у нее была печальная история: вышла замуж по любви, но слишком рано — ей было всего 15, — чтобы понять, что супруг ее человек ветреный и жестокий. Вскорости он умер, оставив Софи без средств к существованию с двумя дочерьми, устройство которых стоило ей огромных трудов. Казалось, жизнь мадам де Лафон, полная лишений и обманутых надежд, уже не осветится счастьем новой любви. Но с недавних пор в дальнем уголке ее сердца зародилась смутная надежда... Бецкой проявлял к ней очевидный интерес: как знать, может, он решит покончить с жизнью закоренелого холостяка и выберет в спутницы ее? Ведь София еще хороша собой, да и на 13 лет моложе Ивана Ивановича.

Иван Иванович никогда не был женат, однако не страдал от отсутствия любовных связей. Президент Академии художеств И. И. Бецкой.  Репродукция гравюры Дюпюи. Конец XVIII в. Государственный Эрмитаж

Бецкой тем временем продолжал:

— Мы хотели набрать 200 девочек, но судя по тому, что дворянские семьи — а вы помните, дорогая Софи, что девочки должны быть только дворянками, — не спешат отдавать нам своих чад, количество институток значительно сократится. Мы принимаем только здоровых девочек, увечных не берем ни при каких уговорах. И самое главное условие: за 12 лет, которые девочки проведут в Смольном институте, они не должны видеть своих родителей.

При последних словах мадам де Лафон в изумлении замерла, отчего Бецкой, на чью руку она по-прежнему опиралась, совершил не вполне изящное «па».

— Mon ami! Как, совсем не видеть родителей? — Мысль о том, что детей оторвут от родных, внушала Софии, самой подвергшейся подобному испытанию, ужас.

Бецкой беспомощно развел руками:

— У нас просто нет выхода, мой друг!

Как воспитать «новую породу людей», если не оградить отроковиц от маменек с их бесконечными тупыми наставлениями! И от папенек, у которых на уме лишь урожай да крестьяне! Я говорил вам: многие не хотят отдавать своих дочерей в воспитательное общество. Но есть и такие, дорогая Софи, которые готовы послать их немедленно и никогда больше не видеть. Взять хотя бы девочку Алымову, которую зачислили на днях. Она девятнадцатый ребенок в семье, отец скончался вскоре после ее рождения, и матери нечем кормить весь этот выводок. Женщина даже хотела привезти девочку раньше намеченного срока, но нам покуда негде ее поселить.

Бецкой снова предложил спутнице руку.

— Собственно, Софи, я позвал вас сюда сегодня с тайной целью в сердце.

При этих словах сердце мадам де Лафон забилось быстрее.

— Как я уже сказал, девочки будут лишены родительского тепла.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или