Полная версия сайта

Джек Блэк: Отсроченная любовь

Любовь осталась невыраженной и безответной — с Таней было невозможно остаться наедине.

Кейт Уинслет и Джек Блэк в фильме «Отпуск по обмену», 2006 год.

Конечно, она догадывалась о его чувствах — но быть объектом любви толстого клоуна-неудачника со склеенными мозгами казалось ей унизительным. Так уж устроены люди: тот, кого помнишь ребенком, с кем играл во дворе или учился в школе, всегда воспринимается как близкий друг, даже если много лет спустя вы случайно столкнулись на улице и расстанетесь через несколько минут, возможно, навеки.

— Неужели я совсем-совсем тебе не нравился? — спросил Джек.

Таня помедлила с ответом.

— Ты был забавный... — сказала она, пригубив вино. — Но иногда в тебе будто просыпался бес, который заставлял казаться хуже, чем ты есть.

— Во всем виновата моя старшая сестра, — Джек заговорщицки наклонился к Тане, словно собираясь открыть ей ужасную фамильную тайну. — Мне было лет девять, и как-то она повела меня на костюмированный праздник. Все посетители были одеты ведьмами, алхимиками, придворными, а меня сестра нарядила клоуном. Но не шутом, а современным клоуном — в желтой клетчатой рубашке и больших башмаках, с красным поролоновым носом. Я выделялся среди модников и модниц времен королевы Елизаветы, как распухший палец. Я почувствовал себя чужаком, и с тех пор это чувство не покидает меня. Я ищу свое место в большом холодном мире.

Таня рассмеялась. Удивительно, как Том… Джек мало изменился со школьных времен, — такой же на вид неуклюжий, те же непричесанные патлы, то же добродушное круглое лицо, та же манера одеваться в мешковатые штаны и футболки со смешными надписями.

Отличие заключалось в том, что он теперь почему-то совсем не казался ей непривлекательным. Конечно, Таня уже видела Джека на экране, но сегодня, наблюдая его на сцене, она оценила, как легко он двигается, как здорово поет, как мастерски владеет аудиторией. Обаянию, которое расходилось от него волнами, невозможно было противиться, губы гостей невольно растягивались в улыбке, глаза загорались. Таня с изумлением поняла: роли поменялись, это она, уже не девочка-подросток, а взрослая тридцатитрехлетняя женщина, стеснялась подойти, сомневаясь, захочет ли Джек узнать высокомерную, неприступную, как Эверест, бывшую одноклассницу?

После вечеринки Джек проводил Таню домой: она рассказывала о своей большой семье — об отце, сестрах.

— А как же твоя семья?

С Таней Хейден Джек получил то, чего ему так не хватало: тепло, уют, любовь.

— спросил он, когда они топтались у крыльца Таниного дома, не зная, о чем еще говорить, но не в силах расстаться. — Родители и сестры — это, наверное, прекрасно, но недостаточно.

— У меня никого нет, — Таня потупилась, втайне мечтая, что Джек сейчас пригласит на свидание. — А у тебя?

— А у меня есть, — сказал он. — Мы с Лорой вместе почти восемь лет, недавно дом купили в Бичвуд-Каньон.

— Восемь лет! — упавшим голосом пробормотала Таня. — И вы до сих пор не женаты?

— Нет. Мои еврейские корни завязываются узлом при мысли, сколько денег придется потратить на никому не нужную церемонию и накрахмаленных гостей, которые принесут никому не нужные подарки, украдут у меня целый день жизни и выведут из состояния душевного равновесия.

— Собираетесь заводить детей?

— Нет.

Нет! — Джек замотал головой. — Не хочу детей. Я сам ребенок, маленький неряшливый бандит с дурацкими шутками. Лоре одного меня в доме вполне хватает. Мы практикуем деловой подход к романтическим отношениям: каждый со своим доходом, почти ничего общего и никаких детей.

— Звучит как-то… бездушно и совсем не вяжется с тобой, — не удержалась Таня, но тут же осеклась и потрепала Джека по руке.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или