Полная версия сайта

Даша Астафьева: Хефнер предлагал мне остаться...

«Мне было так легко, интересно с Хефом, будто нас не разделяли шестьдесят лет».

Когда Хефнер, его три жены и я пришли на юбилейную вечеринку в честь моей победы в конкурсе, на мне было черное платье-сеточка и еле видимые трусики. Хью спросил:

— Девчонки, угадайте, какое белье мне нравится больше всего?

Блондинки загалдели: «Красное! Черное! Телесное!..»

А я сразу поняла, на что он намекает, и стянула с себя последнее прикрытие под всеобщие аплодисменты.

Россия и Украина к такой революции еще не готовы. В клипе на песню «Веревки» я снялась голая. Никакой пошлости — только эротика.

А на одной из пресс-конференций шокировала публику тем, что обнажила грудь. Журналисты и шоу-бизнес потом долго муссировали мою выходку.

А я не всегда чувствовала себя такой раскованной. На заре своей карьеры была 14-летним угловатым подростком с мальчишечьей стрижкой. В школу моделей записалась, чтобы научиться красиво двигаться. Во время кастинга страшно стеснялась. «Подиума тебе не видать, а для фотосъемки ты нам подходишь», — вынесли вердикт преподаватели. И перед первым же фотографом я разделась полностью — он взял меня «на слабо». Потом, правда, мы стали с ним близкими друзьями… Так у меня появился личный модный фотограф, а у него — модель для воплощения художественных замыслов.

Читаю недавние новости в Twitter: оказывается, Хью встал на колени и предложил Кристал выйти замуж. Невеста расплакалась от счастья...

Стопку первых эротических фотографий я с опаской показала маме — не знала, как она оценит, ведь для меня было важно, чтобы она меня поняла...

Мама такого, конечно, не ожидала, но потом одобрила: «А знаешь, красиво!» Она понимала, что лишнего я не позволю. Ну и это была не дешевая порнография, а искусство в конце концов!

...Когда конкурс подошел к концу и Хеф вызвал меня к себе в кабинет, чтобы поздравить с победой, я завизжала от восторга. Моя реакция его так растрогала, что Хеф подарил мне бриллиантовый кулончик — символ «Playboy».

— Я люблю зайчиков! — сказала я.

— И это взаимно, — пошутил Хеф.

Не думала, что стану финалисткой так легко. В первые же дни конкурса поняла, что с некоторыми конкурсантками надо держать ухо востро. Одна из моих соперниц сошла с дистанции только потому, что девчонки донесли организаторам, что она вопреки правилам привела в дом Хефа парня. А потом на публике эти же девушки картинно сокрушались: «Бедняжка, чуть-чуть не дошла до победы!» У меня же перед последними съемками прямо из номера пропало платье, в котором надо было выходить, — замену искали на скорую руку. А когда я все-таки победила, в тот вечер на миг испугалась за свою жизнь. Мы с близняшками-моделями втроем купались в уличном подогреваемом джакузи. Из одежды на мне был лишь тот самый кулон. И вдруг я заметила, что близнецы не сводят с зайчика глаз и потихоньку на меня наступают. «Придушат цепочкой!» — пронеслась в голове бредовая мысль.

«Мы тебя поздравляем…» — блондинки лишь улыбнулись, как две русалки.

Потом Хью Хефнер назвал меня «лучшей девушкой Америки» за все существование его журнала, в прессе судачили о том, что у нас с ним бурный роман… Вообще-то Хеф предпочитает блондинок. Только я и Бетти Пейдж — две брюнетки, которых он впустил в свою жизнь. На публике мы с Хефом действительно обнимаемся, искренне признаемся в любви. Флирт между нами присутствует. Я дарю ему подарки: сама нарисовала маслом картину, где изобразила пруд с задумчивыми розовыми фламинго, которых Хеф обожает. Мой наивный, но очень искренний «шедевр» он повесил у себя в доме. До этого я привезла ему наш с ним портрет, выполненный на заказ, украинскую национальную рубашку, футболку с аппликацией моей фотографии в его журнале…

И все он держит на видном месте — значит дорожит.

Но мы оба чувствуем грань, за которую никому не хотелось бы переходить.

Да и недостатка в женском внимании Хефнер никогда не ощущает.

Все девушки из его гарема говорят в интервью, что у них романтические отношения. Хеф — прекрасный кавалер, в этом я с ними согласна. Однако большинство его жен — просто часть имиджа.

В 1998 году Хефнер разошелся со своей второй официальной женой — Кимберли. После ее ухода на вилле произошла смена состава: из семи девушек с Хефом остались только три — Холли, Бриджет и Кендра. Собственно, они жили с Хью, когда я приехала к нему в первый раз.

Это была сложившаяся дружная семья: новой девушкой их удивить непросто. Тушевались его жены только перед Кимберли: та имела не только штамп в паспорте, но и общих с Хефом детей. А она на них даже не смотрела. И мне было так приятно, когда Кимберли сама подошла ко мне и похвалила: «Ты очень красивая, я болела за тебя в конкурсе».

Холли была на положении хозяки дома и «любимой жены» Хефа, они не скрывали своих отношений. Мне он тоже потом предложил остаться на вилле: «Я сделаю тебе зеленую карту». Я знала, что подобные предложения поступают не каждой модели «Plаyboy». Но хотя все это было очень лестно, отказалась. Зачем разрушать сказку, превращать ее в рутину? Вилла Хефнера есть и должна оставаться чем-то вроде волшебного королевства, куда попадают девушки.

Эта победа в конкурсе и так стала для меня хорошим трамплином.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или