Полная версия сайта

Любовь и голуби Виктора Павлова

«Витя верил, что голуби — это души умерших актеров. Если это так, может, и он кружит над Малым театром...»

Из-за съемок фильма «На войне как войне» Вите пришлось оставить театр.
С Олегом Борисовым, 1968 г.

Меня чуть не стошнило. Я старательно отворачивалась и есть барана, конечно, не смогла. Но неизгладимого впечатления таки добились — все напились, и Витя танцевал какой-то безумный кавказский танец с кинжалом в зубах. Под утро на такси вернулись в Кисловодск. В мою нетрезвую голову ударила мысль лезть через окно, чтобы не звонить и не будить хозяйку с Рыбниковой. И вот я уже сижу на подоконнике в юбке наизнанку… «Ну он хоть слова тебе какие-нибудь говорит?!» — вопрошала Прасковья Алексеевна басом на всю комнату.

Гастроли закончились. Павлов уехал на съемки, я — в отпуск. Встретились уже в Москве. Роман наш закипел с новой силой. Счастливое время! Витя оказался неистощим и в любви, и во всевозможных придумках. У него это называлось «пойти за приключениями».

Как мы прорывались на закрытые показы в Дом кино! Витя-то проходил всегда. Во-первых, его уже узнавали. Во-вторых, он мог самого черта заболтать! Но надо было еще и меня протащить. Однажды загорелись попасть на картину Клода Лелуша. Билетов, естественно, нет, и вот мы стоим на улице, план придумываем. «Раздевайся!» — командует Витя. Я снимаю пальтишко, он сует его под мышку. «А теперь марш на пожарную лестницу!» Сам легко проходит на дежурной фразе: «Милочка, здрасте-здрасте, новая прическа? Прелесть!» А дело было зимой, я стою у пожарного выхода, уже зуб на зуб не попадает… Вдруг дверь открывается, и в проеме возникает мой кавалер в компании с пожарным. «Эта дверь была открыта, — на голубом глазу поясняет Виктор брандмейстеру, — моя девушка вышла… А ее раз — и заперли!» Через минуту мы, счастливые, сидим на одном стуле и смотрим вожделенного Лелуша.

Таким же образом проникали на концерты классической музыки, в выставочные залы...

Витя — из небогатой семьи, рос в тяжелое послевоенное время. Он рассказывал про дворовое братство такой же, как и он сам, уличной шантрапы, как в детстве с ватагой пацанов они пролетали мимо теток-контролерш с воплями: «Пресса!», в кинозале падали на пол между рядами и лежали, пока не гасили свет. Частенько называл себя ребенком асфальта. Мало кто знает, но знаменитое оттопыренное ухо, которое в картине «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» Гайдая играло отдельную роль, — не итог труда гримеров, оно таким стало в результате то ли уличной драки, то ли занятий боксом. Я мужа так и звала — ВитьУшка. Он рос под крики: «Витька, полундра!

В мае родилась Сашенька. Наши поездки от одних родителей к другим
теперь дополнились перевозом коляски, ванночки и Сашки. Витя относился
к дочке невероятно трепетно

Мать идет!» И мать едва успевала перехватить его перед броском на забор. Голуби, про которых надо отдельную историю рассказывать, тоже, думаю, оттуда, из детства. Его учила сама жизнь, поэтому Вите и удавались те роли, которые без Павлова уже не воспринимаются.

Сказка сказкой, мы веселимся и дурачимся, но год проходит, а предложение руки и сердца что-то не поступает. А мне, между прочим, уже двадцать пять! Сейчас над теми моими мыслями можно, конечно, только посмеяться, а тогда я всерьез размышляла, что дело пахнет керосином, так и старой девой остаться недолго! Завела с Витей «серьезный разговор», помнится, даже слезу пустила. Женских слез артист Павлов переносить не мог и, видимо, только чтобы прекратить мой обиженный рев, тут же пообещал жениться.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или