Полная версия сайта

Поль Сезанн: Яблоки раздора

Чем бы Сезанны ни занимались в этой жизни, они делают это так, как будто идут наперекор всему свету...

После выставок, которые Воллар устраивал еще дважды, в 1898-м и 1899 году, цены на полотна Сезанна стали упорно расти, а в Экс зачастили молодые почитатели мэтра. Воллар и сам побывал там, совершив еще одно чудо и подружившись с нелюдимым и не слишком приветливым художником.

С каждым годом картины Сезанна становились все более желанными гостями на престижных художественных выставках, а в Парижском Салоне, где его некогда так упорно отвергали, художнику готовы были теперь отдать хоть целый зал.

Единственное, чего не удалось добиться Воллару, это пробудить в самом Сезанне хоть какой-либо интерес к снизошедшей на него славе. Успех, пришедший, увы, слишком поздно, уже не мог вернуть художнику ни любви, упущенной в погоне за признанием, ни здоровья, загубленного годами лишений и фанатичного труда.

После смерти старухи матери сестра и жена заставили Поля продать Жа де Буффан, и последние годы своей жизни он провел в большом сером доме на улице Бульгон. Его больше не интересовало ничто, кроме его диабета и его живописи...

...— Эге, да он, кажись, мертвый...

Прищурив глаза, старик, сидевший на козлах такой же старой, как и он сам, повозки, повнимательнее вгляделся в бесформенный холмик, едва возвышавшийся над поблекшей придорожной травой.

— Ну ей-богу мертвый, — повторил он уже с испугом и оглянулся, тщетно высматривая на глухой проселочной дороге хоть какого-то прохожего.

Суеверный старик всю жизнь побаивался мертвецов, тем более таких, валяющихся в безлюдном поле. Небо, еще не окончательно очистившееся после только что умолкнувшей грозы, показалось вдруг старому вознице особенно зловещим. Но тихий тяжелый стон, раздавшийся вдруг с обочины, подсказал старику, что его воображение разыгралось преждевременно. Покряхтывая, он спустился с козел и заковылял в сторону стонавшего человека.

Полинялая блуза, седые космы волос, разметавшиеся по траве, грубые башмаки, точь-в-точь такие, как были на ногах у самого возницы, откатившаяся в сторону видавшая виды шляпа... Старый кучер уже решил было, что перед ним бродячий столяр, как вдруг заметил видневшийся из-под распростертого тела плоский деревянный ящик, заляпанный пятнами разноцветной краски.

Удивленно присвистнув, кучер всплеснул руками...

— Господи помилуй, да это же мсье Сезанн!

Это и в самом деле был знаменитый художник, возвращавшийся с этюдов. Из-за сезанновского упрямства он наотрез отказался поднять плату кучеру, несколько лет исправно возившему его на пленэр в своей карете, обитой изнутри выцветшим красным бархатом. «За пять франков, которые требует этот каналья, я сам буду таскать свой этюдник и еще останусь при барыше!» — кричал Поль на весь дом. Совсем как когда-то его отец...

15 октября 1906 года стояла та самая погода, которую он любил больше всего и называл «серой». Увы, через час после того как Сезанн вышел из дому, коварная серость обернулась проливным дождем.

На полпути к дому, промокший и промерзший, он потерял сознание. 22 октября Поль Сезанн умер от воспаления легких. Последнее письмо в своей жизни он написал торговцу красками, требуя прислать десять тюбиков жженого лака №7.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или