Полная версия сайта

Королева Нур: Чужая среди своих

Каждый раз, прощаясь со своим мужем — королем Хусейном, Нур холодела от ужаса: вдруг они больше не увидятся?

Уже сама церемония свадьбы дала ей понять, что отныне она отчалила от знакомого берега и вступила в царство полной неизвестности, где сюрпризы и неожиданности подстерегают на каждом шагу. Для начала она вынуждена была отречься от христианского вероисповедания и принять чужой, непонятный и недоступный ислам; далее пришлось отказаться от американского гражданства и стать подданной Иордании. Родители снесли две эти жертвы дочери почти стоически, но когда дело дошло до нового имени, которое дал ей жених, тут Дорис Халяби наконец дала волю чувствам, и с ней случилась неуправляемая истерика.

Она не желает называть родную дочь каким-то диким, чужеземным именем Нур, и никто никогда не заставит ее это сделать!

— Ты слышишь, Лиз! У меня уши вянут, когда я слышу эту кличку!

Мать была упряма, но старшая дочь еще упрямее: последней было приятно, что жених дал ей имя Нур аль Хусейн, что в переводе с арабского означает «свет Хусейна». Несколько схваток с матерью, когда Лиз пригрозила, что порвет отношения с семьей, и Дорис — а что ей оставалось? — наконец сдалась.

Новоиспеченная Нур многого ждала от свадьбы: было заказано великолепное белое платье Dior, украшенное бриллиантами, ей сделали также на заказ специальные стильные туфли без каблуков — ведь она и так была выше жениха!

Король Хусейн

Косметика не допускалась — это считалось неприличным. Но Хусейн поверг ее в шок, сказав, что по мусульманским законам обряд в принципе не допускает присутствия женщин даже на собственной свадьбе — невесту заменяет представитель-мужчина. Однако сейчас, в наше время, все чаще и чаще делаются послабления, и Нур, конечно, может присутствовать. Невеста ждала от своей свадьбы чего угодно, но только не того, что исламский обряд бракосочетания... продлится всего четыре минуты, после чего ее подтолкнут к машине и повезут на прием к матери Хусейна — королеве Зайн во дворец Захран. Много позже Нур узнает, как ревниво относилась Зайн к любимому сыну Хусейну и не захотела принять ни одну из его трех предыдущих жен. Глаза свекрови показались Нур холодными и подозрительными, к тому же Зайн не пожелала ради новой невестки перейти на английский; Нур, совершенно потерянная, стояла, ослепнув от фотовспышек и оглохнув от гортанного гула чужой неблагозвучной для ее уха арабской речи вокруг.

Черные глаза многочисленных новых родственников недобро обшаривали ее с головы до ног, и ей захотелось провалиться сквозь землю под этими сверлящими взглядами. Невесте вручили старинную саблю, чтобы по традиции она разрезала, а точнее разрубила ею гигантский свадебный торт. И от страха она чуть не разрубила собственную ногу.

Страх впервые закрался в сердце уже тогда, на свадьбе, чтобы постепенно прочно укрепиться там, как неприятель на оккупированной территории. Но пока еще новая королева испытывала кураж: она, дескать, справится с трудностями, быстро разберется, что к чему, станет самой лучшей королевой.

Интересно, три ее предшественницы тоже мечтали об этом, а главное, почему Хусейн развелся с двумя первыми женами? Первая, Дина, окончила Кембридж, преподавала английскую литературу в Каирском университете, но Хусейн женился на ней очень молодым, к тому же Дина была на 7 лет его старше. Скорее всего этот брак — просто ошибка зеленой юности. Со второй супругой разобраться сложнее: с дочерью британского офицера Антуанеттой (Тони) Гардинер Хусейн прожил целых десять лет, и она родила ему четверых детей, но что же у них случилось? Говорили, что легкомысленная Антуанетта любила балы и праздники, но скучала при намеках на любую социальную активность. Однако не только же из-за этого он велел ей уйти? Что послужило причиной ссоры, из-за которой у королевы отняли детей и много лет Хусейн не позволял ей видеться с ними?

Значит, рассуждала Нур, муж может быть и таким жестоким? Он не простил ей измены, так шептались во дворце, и Нур решила, что, видимо, так оно и было. Самый большой дискомфорт доставляли ей мысли о погибшей королеве Алие: вокруг твердили, что Хусейн обожал третью супругу, палестинку по происхождению. Мало того, король заявил Нур, что ей придется стать матерью для малолетних детей Алии — дочери Хайи и сына Али. Рассказывали, что предыдущая королева, несмотря на то что ей не исполнилось и тридцати, отличалась редким для восточной женщины социальным темпераментом: только благодаря ей был принят беспрецедентный в мусульманских странах закон, предоставляющий право иорданским женщинам избирать и быть избранными в парламент страны. До Нур дошло, что Хусейн во всем советовался с Алией как с равной.

Видимо, стоило брать пример с Алии, но в голове бедной Нур поначалу была такая путаница, столько противоречивых желаний, амбиций, опасений мучило ее, что она чувствовала себя деревянной, парализованной.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или