Полная версия сайта

Андрей Григорьев-Аполлонов: «Уйти от Маши я не смог»

«Может, я уже нагулялся к тому времени, может, она меня приворожила, не знаю».

И директор Дома моды тогда мне предлагает возглавить коллектив. То, что я самый молодой среди всех, никого не смущало...

На следующий день я проснулся очень рано (здесь надо упомянуть, что между делом я уже в Москве поступил в ГИТИС на эстрадное отделение и как раз вернулся с первой сессии), глаза открылись в семь утра — что для меня абсолютно непривычно, потому что я — чистый «филин». И вот, лежа в кровати, ногой включаю телевизор, по ОРТ идет программа «Доброе утро». Вдруг слышу: «Завтра в Москве состоится кастинг в мюзикл «Метро» выдающегося польского режиссера Януша Юзефовича, который приглашен в Нью-Йорк на Бродвей. Всех желающих попробовать свои силы в шоу приглашают в Театр имени Станиславского к 18 часам...» Дальше ведущий представил одну из участниц мюзикла, россиянку, которая выступает в «Метро» в Варшаве уже год.

«Это отличный проект, здесь невероятно интересно...», — я слышу голос, и думаю: ну, у меня галлюцинации, наверное. Голос-то Полины! Открываю глаза — точно, на экране она!

Меня на кровати как током подбросило. Я вылетел из дома, бросился в кассы Аэрофлота, купил билет и рванул в Москву. Кастинг в мюзикл меня не волновал совершенно, я и значение этого слова себе не очень хорошо представлял. Но вот Полина! Я ее хотел увидеть просто смертельно.

Благодаря телерепортажу я знал, что, возможно, встречу ее в Театре Станиславского. Возможно, но не точно. Но шанс был. Увидеть ее... и высказать все.

В декабре из теплого Сочи я прилетаю в холодную грязную Москву, с трудом нахожу Театр Станиславского, захожу…

С Овечкиным мы дружим, и в любой компании, где есть Саша и нет меня,  я уверен: Машу мою никто не обидит...

И вдруг навстречу мне по центральной лестнице бежит... Полина! Видит меня и, замерев на секунду от изумления, кричит: «Рыжик! А ты что здесь делаешь?!» — «К тебе приехал! Почему ты пропала? Ты что творишь вообще?» А она тут же: «Ой, как здорово! Ты как раз вовремя! Пойдем быстрее на конкурс! Ты же такой талантливый , тебя обязательно возьмут...» Я говорю: «Какой конкурс? Ты с ума сошла?!» Но Полина тянет за руку: «Пойдем немедленно!»

В общем, захожу в репетиционный зал, там огромная толпа танцовщиков в балетках, в трико. Полина меня толкает вперед. Я говорю: «Слушай, тут одни профессионалы пришли. Но так и быть, если ты хочешь поржать, я покажусь. Комедии ради...» Поднялся на сцену как был, в сапогах, снял только куртку и свитер.

Хореограф-полячка показала композицию секунд на сорок, и когда она закончила, я понял, что ни одного движения просто в принципе повторить идеально не могу. К любимому мной брейку этот танец никакого отношения не имел. Чистый джаз-модерн. Без хореографического образования тут надо сразу идти на выход. Но я решил: о’кей, раз уж я на сцене, покажу пародию на заданную тему, смеяться — так смеяться по полной.

Ребята танцевали с очень сосредоточенными лицами, все точно, а я, тоже очень сосредоточенно, демонстрировал полный идиотизм. Но последний пируэт я открутил просто как Барышников — вытянулся в идеальный шпагат и сделал выпад прямо в сторону автора мюзикла — Януша Юзефовича. Ну, думаю, все, теперь можно и уходить.

Но Юзефович сделал знак своим помощникам: «Остаются этот, этот... и, указав в мою сторону — вот этот... крэйзи рудый». Прозвище Крэйзи Рудый (Рыжий) так потом ко мне и приклеилось.

Это было совершенно невероятно: я все-таки прошел в «Метро». И нам с Полиной предстояло вместе ехать на гастроли в Америку, покорять Бродвей!

…Смешно, но когда мы прилетели в Нью-Йорк, наши отношения — даже скорее мои грезы по поводу Полины — тут же и развеялись. На этот раз окончательно. Мы разочек поцеловались. А после она сказала: «Рыжик, я тебя очень люблю». Я ответил: «Я тебя тоже очень люблю, Полина». — «Так мы друзья?» — «Друзья...» Так мы с тех по и дружим уже двадцать лет...

Как меня провожали в Штаты ребята из сочинского театра моды... Девочки расплакались, парни грустные стояли. И я тогда пообещал: «Ребята, я еще обязательно вернусь... Поверьте... Обязательно...»

В Нью-Йорке мы очень сблизились с Игорем Сориным, который тоже прошел кастинг в «Метро». Строили вместе планы, как покорим Америку. Но все получилось иначе...

На Бродвее мы выступали всего три месяца. Мюзикл раскритиковали: как выяснилось, за хорошие рецензии надо было платить, а Юзефович и продюсеры нашего шоу этого не делали. Встал выбор: или оставаться, пополняя ряды эмигрантов, ищущих свое место под американским солнцем, или ехать в Варшаву. Я выбрал второе. Сорин, хотя и поартачился вначале, в итоге со мной согласился.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или