Полная версия сайта

Последняя любовь Карлсона

Карлсона Спартак Мишулин играл тридцать лет. Выходил на сцену 1900 раз! Ему было уже почти восемьдесят… Его провожали овациями.

В спектакле «Маленькие комедии большого дома» папа играл недотепу-грабителя. (На фото: Андрей Миронов и Спартак Мишулин)

Папа догнал ее на машине, шуточками-прибауточками смягчил, и они вдвоем возвратились на дачу.

Папа очень любил свою тещу, называл «мамулечкой». Бабушка жила с нами в одной квартире. Когда она тяжело заболела, все в больнице были уверены, что Мишулин — ее сын. Так он за ней ухаживал... Мама сидела со мной, грудной, дома и редко ее навещала. Однажды приехала, а медсестра спрашивает: «Вы кто?» — «Дочь». — «Как дочь? У нее же сын!»

— В Театре Сатиры любили вашего отца?

— Любимому театру папа отдал сорок пять лет жизни. Отвечал ли театр ему взаимностью? Трудно сказать… Папа, как человек стеснительный, был в себе не очень уверен. Каждый раз перед премьерой его трясло: «У меня ничего не получится…

Я провалюсь…» Мама успокаивала: «Спартак, перестань! Все будет хорошо!»

Мне кажется, папа многого не сыграл, его талант большого трагического актера остался нерастраченным. Мне было так обидно за него! В Театре Сатиры царили штампы. Комик и комик. А еще ему здорово подпортил жизнь пан Директор. Папа говорил: «Я благодарен этому герою. Но после пана Директора многие режиссеры боялись приглашать меня на драматические роли». Папа жаловался, что Плучек его недолюбливает и не дает роли. У Валентина Николаевича были любимчики: Таня Васильева и Андрей Миронов. С ними он и работал. А потом на Плучека имела огромное влияние жена Зинаида. Как-то папа загремел в больницу с аппендицитом и уже на третий день после операции вышел на сцену в «Трехгрошовой опере».

Ему приходилось не только играть, а еще петь зонги. Весь спектакль папа держал рукой шов, чтобы не разошелся. Зина, проходя мимо папы, подпустила шпильку: «А что это ты за бок постоянно держался? Все в зале это заметили!»

В спектакле «Маленькие комедии большого дома» папа играл недотепу-грабителя. Он придумал кучу смешных гэгов для своего героя, но Плучек на репетициях смотрел на это из зала, мрачно насупившись: «Нет! Это никуда не годится!» Папа на свой страх и риск решил во время вечернего представления все заготовки повторить. После спектакля к нему подошел Михаил Жаров и долго тряс руку: «Здорово придумано! Да как изобретательно! Скажите Плучеку большое спасибо за вашу роль». Валентину Николаевичу передали похвалу Жарова, и тогда он язвительно сказал папе: «Ну так уж и быть.

Папа до конца жизни смотрел на маму влюбленными глазами...

Раз народу нравится!..»

Когда папу пригласили в «Белое солнце пустыни», он долго скрывал это от Плучека. Для роли Саида его наголо обрили и, чтобы скрыть «новую прическу», отец заказал в костюмерной парик. Однажды встретил у театра Валентина Николаевича и, приветствуя, снял кепку. А вместе с ней… и парик! Пришлось во всем признаться.

Папа, работая над ролью, много фантазировал, а режиссеры не любят таких актеров, боятся их. Вот отца и задвигали. Готовился к выходу спектакль «Слово», где папа играл главную роль. Приходит он в театр в день премьеры, а на стене — приказ о снятии спектакля. Ему вызывали «скорую»...

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или