Полная версия сайта

Джерард Батлер. Перезагрузка

Он уйдет из жизни 24 ноября. Это уже решено. Нечего тянуть. У него не осталось сомнений: он лишний на белом свете…

Шанна Маклер приставала к Батлеру в ресторане «Shin». Он был поражен, узнав, что ее муж, музыкант Тревис Баркер, в эту ночь едва не разбился в самолете

Итак, это был очередной понедельник. Слякотный и гадкий. Лифт вознес стажера на семнадцатый этаж. Ступив в коридор, он нос к носу столкнулся с мистером Споуком. На этот раз босс не мучился насморком, а стонал от головной боли. И эта головная боль завершила цикл личных страданий Джерарда Батлера.

Мистеру Споуку было очень плохо, и он хотел одного — на ком-нибудь отыграться. Убить, изрубить в мелкие кусочки. Первым подвернулся под руку мистер Батлер, который давно уже не нравился боссу: говорили, что он пьет. Возможно, мистер Споук потерпел бы еще дней десять, а то и до конца ноября, но голова так трещала, что он не мог медлить. И пригласил стажера в свой кабинет.

— У вас есть все данные стать первоклассным адвокатом, Батлер, — спокойно, даже немного равнодушно начал Споук, распаковывая пачку с обезболивающими таблетками, — но я совершенно уверен в том, что вам это абсолютно не нужно.

Так же, как и мне.

От неожиданности Батлер оскорбился. Он хотел было возмущенно сказать, что считает за честь работать с такими великолепными профессионалами, как Споук и его команда. Что узнав о зачислении на должность стажера, он ощутил непередаваемую гамму чувств. О черт, как же он был потрясен тогда… Но вместо всего этого новый, перепрограммированный Батлер сказал следующее:

— Вы совершенно правы, я ненавижу все, что имеет отношение к юриспруденции. И я благодарен богу, сэр, за то, что наконец могу сказать об этом вслух.

С минуту оба ошеломленно смотрели друг на друга: матерый адвокат и ничтожный клерк. Зубастая акула и микроб, не стоящий и чиха своего босса. А затем Батлер гордо встал и вышел из кабинета. Гора? Нет, целый горный утес в мгновение свалился с его плеч. Тот самый сверхскоростной прозрачный лифт навсегда увозил экс-стажера из старой, отвратительной, насквозь фальшивой жизни в новую. А еще через два дня он легкой, пружинистой походкой шагал по улицам Лондона, предвкушая свой невероятный, грандиозный актерский успех.

Его первые благодарные зрители — несколько скучающих домохозяек и их капризные дети в магазине игрушек. Какой-то мальчик семи лет в красной вязаной шапке, поддавшись на уговоры Батлера, отправился к кассе, схватив довольно уродливого коричневого робота.

Батлер едва удержался, чтобы не расцеловать малыша… Помимо роботов он рекламировал снеговиков с подогревом и уток, которые, если их хорошенько стукнуть, начинали крякать. Стоит ли говорить, что все это добро и на фиг никому не было нужно? Правда, ближе к Рождеству дела пошли лучше: дети зверели, и осатаневшие родители расхватывали все — и снеговиков, и уток. Батлер появлялся в магазине игрушек в том самом костюме, в котором обычно встречался с клиентами Споука. Но никогда раньше он не был так воодушевлен, красноречив и, видит бог, счастлив. Только одно немного беспокоило. Маргарет...

Узнав о диком, безумном со всех точек зрения поступке сына — он бросил престижную контору ради весьма туманной перспективы паясничать перед народом, — Маргарет Батлер испытала бурю гневных чувств.

В первый же съемочный день «Рок-н-ролльщика» Джерри подхватил грипп, и жена Гая, великая и ужасная Мадонна, спасала его от головной боли и кашля. (На снимке: Тэнди Ньютон, Гай Ричи, Мадонна, Джерард Батлер)

Сначала она хотела броситься на вокзал, чтобы на первом же поезде помчаться к негодяю и задать ему хорошенькую взбучку. Но внезапно ее скрутил радикулит, и взбешенная мамаша ограничилась письмом, в котором величала его законченным идиотом, достойным продолжением своего непутевого отца, не стоящим ее драгоценных материнских слез. Но, поразмыслив, все-таки приписала в конце, что все равно сына любит и, черт его возьми, она… в него верит. Батлер хранил это страстное, полное нецензурных высказываний послание матери долгие годы… Как и свою голубую майку с надписью «Калгари» на груди. Ее в свое время он привез из Канады и таскал вроде талисмана на все свои первые кастинги. Непонятно, что все-таки помогло пробиться Джерарду Батлеру: то ли линялая майка, случайно купленная с Эдом в супермаркете, то ли природная наглость.

Наверное, все-таки наглость.

Это ж надо было оторвать от утреннего кофе самого Стивена Беркоффа! Режиссер-авангардист попивал эспрессо в кафе напротив своего дома, когда к нему подвалил взъерошенный молодой мужчина в видавшей виды синей майке и попросил разрешения почитать стихи. Вернее, не попросил — потребовал. Природная воспитанность не позволила Беркоффу послать наглеца, и он с вежливой миной выслушал пару-тройку сонетов Шекспира. И бог знает почему утвердил на роль в постановке «Кориолан». Свою вторую роль в пьесе «На игле» Батлер урвал лишь потому, что увязался за знакомым актером на кастинг. Ревнивый знакомец уговаривал его не ходить: мол, внешние данные у Батлера не те. Требуются актеры на роли конченых наркоманов, а Батлер в театре у Беркоффа отъел щеки и выглядит вполне здоровым парнем.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или