Полная версия сайта

Зоя Кайдановская: «Отец доводил меня до слез»

«Мне от отца достались фамилия, привычка сопеть и драматические способности. Наверное, это немало».

Бабушка в детстве заменила мне и маму, и папу, которые были весьма востребованными актерами. (Зоечка с бабушкой Ольгой Сергеевной и мамой Евгенией Симоновой)

Ляля покупала огромные глянцевые альбомы с репродукциями мировых шедевров, заучивала с нами имена художников, жанры, названия картин и даже устраивала что-то вроде экзамена, проверяя, хорошо ли запомнили.

В молодости Ляля хотела быть балериной и знала наизусть все ведущие балетные партии. Понятно, что и внучки затанцевали.

Ко всем праздникам бабушка готовила детскую программу, где полагалось демонстрировать таланты. Выступали кто во что горазд — играли на пианино, читали стихи, танцевали, пели английские рождественские псалмы.

Меня семья видела певицей. Чисто воспроизвести мелодию я могу с такого раннего возраста, в каком себя еще и не помню.

По крайней мере, петь я начала гораздо раньше, чем говорить. Как-то в гости к родителям пришел режиссер Владимир Портнов. До сих пор мама со смехом вспоминает о том его визите.

Я, совсем еще карапуз, сижу на высоком детском стульчике, а мама наигрывает песенку из своего телеспектакля «Лика»: «Дерева вы мои, дерева…». И двухлетний ребенок, не моргнув глазом, очень четко, нота в ноту, голосом повторяет мелодию. Портнов признался, что со стороны это выглядело даже жутковато: «Дьявольщина какая-то!»

Заприметив у меня способности, мама решила, что призванием дочери должна стать музыка. Осваивать «призвание» меня отправили в Гнесинскую школу.

Надоело все это мне довольно быстро. Час занятий я воспринимала как сущую каторгу. Но Ляля была непреклонна. Кстати, то обучение из-под палки в конечном итоге дало мне колоссальную школу. Меня убедили, что просто бряцать по клавишам — что стрелять в пустоту. В музыку надо вкладывать все свои нервы, душу, слезы. Впоследствии эта установка очень помогла мне в актерской профессии. Певицей-то я не стала, поскольку природа забыла наделить меня сильным голосом, и пою разве что в спектаклях.

— Евгения Симонова активно снималась, на вас времени хватало?

— В моем понимании существовали две мамы — экранная и домашняя. Я так и говорила «мама здесь» и «мама там». Забавно, но в детстве, помню, очень не любила Александра Абдулова — из-за того, что он целовался с мамой.

Повзрослев, стала к артисту Абдулову более снисходительной, а фильм «Обыкновенное чудо» очень люблю пересматривать. Это же кладезь примеров блистательной актерской игры. Какой состав: Абдулов, Леонов, Янковский!.. Все, увы, ушли от нас.

Надо заметить, у меня, маленькой, было довольно странное восприятие кино. Например, в том же «Обыкновенном чуде» я до смерти боялась зверя, похожего на льва, который возникал за спиной волшебника-Янковского, огонь меня очень пугал, да и в целом смотрела эту сказку как фильм ужасов. Я и «Бриллиантовую руку» воспринимала с легким налетом испуга. Думал ли Леонид Гайдай, снимая свою знаменитую комедию, что летающая рука станет ночным кошмаром для маленьких девочек? А я, между прочим, действительно не могла спать и вопила на всю квартиру: «Мамочка!

В моем понимании существовали две мамы — экранная и домашняя. Я так и говорила «мама здесь» и «мама там». (С Евгенией Симоновой в фильме «Маскарад»)

Рука!!!»

Бояться я вообще любила. Из-за этого долго не могла спать одна — или с мамой, или с бабушкой. Сейчас, кстати, обожаю триллеры и ужастики. Да и в принципе меня стало сложно чем-то напугать. Видно, исчерпала лимит страхов в юном возрасте.

— Александр Кайдановский ушел из семьи, когда вы были совсем маленькой. Вы его не помните в тот период?

— Хорошо помню. Шикарный, импозантный мужчина… Но тут была одна странность: я никогда не воспринимала отца вместе с мамой, хотя бы под общим понятием «родители». Он всегда был как-то отдельно от всех.

Да и развод их словно прошел мимо меня.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или