Полная версия сайта

Наталья Сенчукова: «Отпускать Витю было невыносимо»

Мы долго были друзьями. Он был женат, и я представить себе не могла, как это — разрушить чужую семью.

Мы с Витей все время проводили вместе: и дома, и на сцене...

Но больше половины приготовленного для обмена отняли на таможне. А за оставшееся были выручены какие-то крохи, на которые следовало купить аппаратуру для группы и подарки — маме, бабушке, жене, дочке, мне. Витя только мне привез целый чемодан вещей! Как умудрился столько купить — загадка! Темно-бордовый шелковый халат, который он вез мне из Голландии, жив до сих пор...

За все время гастролей от Вити с «Максима Горького» я получила только три телеграммы.

Позвонил он за сутки до возвращения. Из Риги. Связь плохая, в трубке — сплошной треск. Говорю: «Кто это?» Повисла пауза, потом слышу Витю: «Ты что, меня уже не узнаешь?» И голос такой стальной. Только потом я узнала, что «добрые люди» (точнее, моя бывшая подруга) ему рассказали, как я без него «весело провожу время», закрутив роман с неким Лешей.

У меня был знакомый танцовщик с аналогичным именем, но ревновать к нему было бессмысленно.

Подробности о своем «романе» я узнала позже. А тогда, наконец расслышав любимый голос, так завизжала от радости, что Рыбин потеплел: «Ну, как ты? Завтра буду дома...»

На следующий день я с цветами помчалась на вокзал. Увидев Витю, бросилась к нему и никак не могла оторваться. А он колючий, с бородой, с усами: «Для кого мне там было бриться?» Я была такая счастливая!.. Там же, на вокзале, не утерпела и сообщила Вите потрясающую новость: я беременна!..

Он прореагировал странно: «Ты уверена?

Ладно. Дома поговорим».

Я же еще не знала, что Витя поверил слухам о моем романе. У него в голове сразу пронеслось: «А сколько недель этой беременности?» Может, к этому событию имеет отношение вовсе не он, а Леша...

Когда Витя позже рассказал о своих подозрениях, я не поверила собственным ушам и расплакалась: «Тебе достаточно слухов, чтобы усомниться во мне... Ты совсем мне не доверяешь...» Я абсолютно ни в чем перед Витей не виновата, и от этого боль становилась сильнее во сто крат.

Состояние было жуткое — чувствовала себя совершенно несчастной. Еще и токсикоз... В общем, сидела дома и рыдала. До тех пор, пока не сделала УЗИ. Вот тогда все и встало на свои места: срок моей беременности — семь недель, то есть никакой Леша тут ни при чем.

Витя попросил прощения.

Я первые дни ходила и радовалась, но очень скоро эйфория прошла....

Сначала я мечтала о том, чтобы родить! Не надо никакой фаты, белого платья — эти мечты у меня уже прошли. Но ребенок... Потом на меня накатывал страх. Думала: а что я буду делать с маленьким ребенком одна? Родители далеко, помочь некому, буду сидеть в четырех стенах, стану Вите неинтересной, и он меня бросит. Одним ребенком любовь не сохранить.

Разные мысли проносились в голове. А Витя сказал: «Как решишь, так и будет».

Ну, я и решила: сделала аборт. Далось мне это крайне тяжело. Я похудела, весила сорок девять килограмм, стала похожа на тень.

— Наташа, о том, чтобы расстаться с Виктором, вы думали?

— Это случилось, когда мы были вместе уже год.

Когда-то Витя мне сказал: «Ничего никогда не бойся. Ты не одна. У тебя есть я»

В какой-то момент моя выдержка достигла предела.

Мы поругались. Тема была одна и та же: «Как же я? Как мы будем жить дальше?» Витя помрачнел и сказал: «Давай не будем об этом говорить». Ах, мы еще и говорить об этом не будем! Тогда я выпалила: «У меня просто нет сил. Нам надо расстаться». У Вити лицо стало серым, но он ответил: «Хочешь уйти — уходи». Вот так мы и расстались у подъезда моего дома. Как я тогда думала, навсегда...

Было уже за полночь. Меня трясет, слезы — градом. Я дошла до квартиры, вставила ключ в дверь, а она не открывается!

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или