Полная версия сайта

Тамара Первакова-Винокур: «Боролась, как могла!»

Вова послушался отца, и... моя счастливая семейная жизнь на этом закончилась...

Володя поступил в ГИТИС сразу после армии и ходил по коридорам в шинели, как Грушницкий. (Винокур с армейскими друзьями)

Как-то я подумала: «Интересно, а если скажу, что не поеду на такси, он вообще провожать меня не будет?!»

Наконец после трех месяцев «упорных ухаживаний» Вова уговорил меня заглянуть к нему в общежитие на Трифоновскую. Зная, что я обожаю «Мишку косолапого», пустился на хитрость: «Мне мама из Курска шоколадные конфеты прислала». И я согласилась посмотреть Вовино жилье. Причем исключительно днем, после репетиции.

Помню, вошла в его комнату и оторопела: посередине на веревке висит чайник! Как объяснил Володя, этот предмет играл в их общежитской жизни многофункциональную роль. Утром чайник использовали как душ: подставив под него тазик, ребята умывались.

 Свадьбу мы справляли в Золотом зале «России». (Москва, 8 июня 1974 г.)

Затем в нем кипятили чай. Ну а когда приходило время вечеринок, Вова с друзьями и чайником ехали на Рижский вокзал, где стояли перегонные цистерны со спиртом, коньяком и вином из Баку и Кишинева. И в этой «таре» тайно проносили спиртное в общежитие.

— Чем же вас угощал ухажер?

— Володя напоил меня чаем из этого чайника, угостил конфетой, спел какую-то песню из репертуара Георга Отса, а потом… стал ко мне грубо приставать! Да так настойчиво, что пришлось отбиваться! Он мне казался ужасно толстым по сравнению с нашими балетными мальчиками: «Надо же, еще и целоваться лезет!» Хотя мне очень нравились его серо-голубые глаза и красивый голос, но так сразу… в постель?! Исключено! Он ведь старше меня на целых шесть лет. Я расплакалась и выскочила из комнаты.

От слез у меня потекла тушь. Володя галантно, прикрыв меня пальто, быстро вывел из общаги.

После этого случая он понял: я — еще маленькая девочка, начитавшаяся романов, и лучше меня не трогать. И хотя подтрунивал надо мной, называя «железным Феликсом», но руки больше не распускал. Мы гуляли по Арбату и просто разговаривали. Володя часто повторял: «Я же не вечно буду стажером. Вот увидишь, скоро стану знаменитым и богатым». Я отвечала: «Мне деньги не нужны. Хочу быть балериной. Замуж не пойду!»

— До Владимира Натановича у вас была какая-то привязанность ?

— В училище я была влюблена в одного мальчика. Правда, у нас даже до поцелуев дело не дошло: его «увела» одна балерина, да так быстро, что я даже ахнуть не успела.

Во время наших прогулок по Арбату Володя часто повторял: «Я не вечно буду стажером, вот увидишь, скоро стану знаменитым артистом!» (Винокур с любимым коккером Бимом, 1982 г.)

Он женился на ней, сказав мне тривиальную фразу: «Я должен был это сделать как честный человек…» Этот первый печальный опыт послужил мне большим уроком. «В следующий раз, — пообещала я себе, — никого не послушаю, буду думать только своей головой». В случае с Володей именно так и случилось…

— Когда же вы наконец сдались?

— Через семь месяцев. Я его гоняла-гоняла, и вдруг он пропал. Тут и обнаружилось, что я сильно по нему скучаю, жду звонков. Вот и решила пригласить Вову к себе домой… на его же собственный день рождения. Жила я на Арбате в маленькой двухкомнатной квартирке с бабушкой. Ее, кстати, в тот день не было дома.

Но в день своего рождения, 31 марта, он в гости так и не пришел.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или