Полная версия сайта

Людмила Порывай: «Наташа сохранила на Николаева обиду»

«Дочь так страдала, что оказалась на грани сумасшествия. Ей белый свет был не мил. Я даже водила ее к врачу».

Вместе с моей дочкой отправилась еще одна претендентка — Лала Аллегрова, дочка известной певицы. Она была такого же возраста, что и Наташа.

— Вы, наверное, боялись такую маленькую домашнюю девочку отпускать в турне с музыкантами?

— Я, естественно, пыталась «присоседиться». «Мой муж, — приводила я доводы Игорю, — будет категорически против. Она еще учится. А потом сразу же на гастроли… без мамы. Поймите нас, мы сами музыканты и понимаем, что такое шоу-бизнес». А он ответил: «Если вы хотите всерьез попробовать, надо хвататься за этот счастливый случай. Эстрадные певцы учатся на сцене, а не в классе.

Что ей даст эстрадно-цирковое училище?»

В итоге мы сошлись на том, что у меня есть всего день на размышления. При встрече Николаев опять за свое: «Ну что? Я готов ради эксперимента взять Наташу». А я все никак не могу решиться: «Только со мной. Умоляю! Пожалуйста. Мне страшно...» «Я вам обещаю. У меня охрана. Ее никто не тронет», — успокоил меня Николаев.

О том, что Наташа поехала с ним на гастроли, мы долго скрывали от отца. Обманывали его, что дочка перевелась учиться в Москву, что живет у наших родственников. Иначе он ее ни за что не отпустил бы. Папа был категорически против Наташиной жизни в столице: «Мне ничего не нужно! Ни славы, ни денег, ни Николаева… Я хочу, чтобы в будущем у моей Наташи была нормальная счастливая семья!» Но его дочь уже выступала в Прибалтике.

На концертах Николаева Наташа пела «Желтые тюльпаны», а Лала исполняла какую-то другую песню. Игорь каждый раз, когда выступали девочки, садился в зал и наблюдал за реакцией публики.

Наташа целеустремленно шла к цели. За полчаса приходила на репетиции, занималась в зале, обязательно распевалась перед концертом. Пила сырые яйца для голоса, стояла на голове, чтобы кровь к связкам приливала. Рядом ни мамы, ни папы — не беда! Сама за себя постою!

Она мечтала о сцене с детства, и никто ей был не помеха. Невозможно было не заметить, как она росла от концерта к концерту и как ее любит публика. В итоге из двух девушек Наташа осталась в программе одна. Игорь тогда совершил смелый поступок — посмел предпочесть провинциалку дочке Аллегровой...

— А может, дело в том, что Николаев уже влюбился в Наташу?

— Ну, при первой встрече я этого не заметила.

Все мои друзья в один голос говорят: «Глядя на Людмилу, становится понятно, в кого своим бешеным темпераментом пошла Наташа!»

У меня глаз наметанный.

Отправляя Наташу в Москву, мы с бабой Соней как следует ее обработали. Пугали, рассказывая, какие ужасы ждут юную девушку в столице: «Смотри, там все только и хотят затащить в постель. При малейшей опасности — беги!»

Не знаю, когда у них все началось... Наташа разумно от меня скрывала, чтобы не ранить, до тех пор пока это уже не стало явным.

Первый раз я заметила что-то, когда Наташу отправили к нам в Киев на реабилитацию. На одном из концертов, по-моему, в Донецке, она так сильно подвернула ногу, что коленная чашечка вывернулась в сторону.

Словом, охранники привезли ее в гипсе домой. Папа, увидев Наташкину ногу, сказал в сердцах: «Все, хватит! Довыступалась! Больше никуда не отпущу!»

Утром вдруг раздается звонок в дверь. Открываю в халате. Мы с отцом ночью не спали, делали компрессы стонущей от боли Наташе. На пороге — Николаев с огромным букетом роз. И тогда по тому, как он нежно гладил Наташину ножку, как смотрел на нее, я догадалась: он влюбился в мою дочь.

— Но ведь Игорь Николаев был женат и у него росла дочка… Вы знали об этом?

— А как же! Они с Леной поженились в семнадцать лет, еще в училище, в восемнадцать у них родилась Юля.

Когда он встретился с Наташей, ему уже было двадцать девять. Но кто же знал, что он полюбит Наташу? А она его просто боготворила. Конечно, моя девочка в него влюбилась. Он был ее первой любовью, первым мужчиной. Он заменил ей всех, даже нас, родителей. Это было совершенно искреннее чувство. Дети ведь не умеют лицемерить…

Тогда, в тот его приезд в Киев, я сказала Игорю: «У тебя семья. Ребенок. Мы не хотели бы, чтобы Наташа стала причиной вашего развода…» Он ответил, что у них с женой давно дружеские отношения. «Игорь, она совсем девочка. Это непорядочно. Тогда надо принимать какие-то решения…» — закончила я разговор.

— Наташа и тогда вам ничего не рассказала?

— Она — партизан. Я вот уже пятнадцать лет живу в Майами. И она никогда не грузила меня своими проблемами. «Ты живешь на другом конце земли. Ну разве можешь мне помочь? Зачем я тебя буду расстраивать?» — резонно говорила она. Наташа всегда свои переживания держит в себе, она давно так привыкла жить.

И в шестнадцать лет, и в восемнадцать не жаловалась. Все решала сама. Я, например, и не знала, что у нее были проблемы с Аллой Борисовной Пугачевой. Игорь возил Наташу к ней на «смотрины», а Пугачева встретила ее довольно холодно. Алла была настроена против Наташи — как же так, ее композитор сочиняет песни какой-то девчонке? Вы представляете, что это такое? Какая-то хохлушечка приехала покорять Москву! У всех звезд шоу-бизнеса тогда была одна мысль: «Это у Игоря блажь! Взял какую-то выскочку, ни рожи, ни кожи, ни роста.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или