Полная версия сайта

Сергей Челобанов: «Пугачеву никто не гнал замуж»

Ходили слухи, что они должны пожениться, но примадонна вдруг обвенчалась с Киркоровым.

Но это случалось не часто. Всего пару раз я видел ее плачущей. Она же очень требовательная, диктатор, а подшофе все это жестче проявляется. Она привыкла, чтобы все вокруг нее вертелось, любит это, и, видимо, заслуженно. Но как только я чувствовал, что она начинает мной манипулировать, говорил: «Стоп!» Помню, сидим мы втроем — я, Кальянов и Алла, едим пельмени. И что-то я стал ей перечить. Она как долбанет кулаком по тарелке — все пельмени у Саши на коленях оказались. «Ну вот! — расстроился Кальянов. — Поел, называется, пельмешек!»

— Ну а Людмила в этой ситуации, как мудрая женщина, просто терпела и молчала?

— Не думаю, чтобы ее это сильно задевало.

Такой она человек. Видимо, успокаивалась мыслью, что мое сердце рядом с ней, с семьей. Пусть, мол, побегает на стороне, все равно домой вернется! Не знаю, как она вообще вытерпела рядом со мной столько лет!

Муж я — отвратительный, отец — никудышный, да и денег особых нет. Кроме перспектив радужных, ведь ни-че-го! Может, как любовник я из себя что-то и представляю, но ведь для совместной жизни этого мало. Привычка? Трудно сказать… Ей пришлось со мною очень тяжко — пьяным я могу и мертвого достать! Она стояла до последнего, испробовала все возможности, чтобы вытащить меня из этого состояния. Какие силы нужно иметь, чтобы каждый день многие годы наблюдать за пьяным мужем. Я бы не смог… Находиться рядом со мной, когда я в таком состоянии, очень опасно. Алкоголь ведь из тебя дурака делает!

Не знаю, как на кого водка действует, а я просто диким становлюсь! И так бешеный, а во хмелю вообще!

Поверь, ситуация, когда умом понимаешь, что причиняешь боль близким людям, а ничего поделать с собой не можешь, ужасна. Но я покаялся, и, кажется, меня там, наверху, простили…

Надо сказать, что тем не менее мы сумели сохранить хорошие отношения. У нас ведь дети…

— А как Алла Борисовна относилась к твоей семье?

— Когда мы ехали с гастролями на юг, Пугачева сама предлагала: «Бери своих на гастроли». И мы все вместе отправлялись по городам и весям. Это действительно были высокие отношения. Будь на месте моей супруги другая женщина — это было бы невозможно.

Мои родители приняли у себя дома Машу с большим почетом. (Василий Васильевич, Нина Петровна, тетя Тамара, Алла и Сергей)

Люда — умная женщина и обо всем догадывалась. Видимо, любила сильно, раз терпела… Вопросов она не задавала, думаю, ее устроил бы любой ответ на поставленный вопрос. Но ответ внес бы опасную определенность в наши запутанные отношения. Главное — я рядом, а что там происходит со мной на работе, ее не волновало.

— Ты сказал, что Пугачевой страшно не нравилось твое увлечение травкой. Она не пыталась с этим бороться?

— Помню наши первые гастроли по стадионам страны. С нами поехали Саша Кальянов, группа «Мономах», дуэт «Академия». А она все обо мне уже знала: и что наркоман, и что на «химии» отсидел… Приехали в один город.

Отработали концерт, она приглашает на банкет сотрудника наркодиспансера, в котором я состоял на учете. Не знаю, что она ему наговорила, но этот человек, как загипнотизированный, принес ей мою папку с документами — тайком вытащил из архива. Мы потом с ней все эти бумажки разорвали на мелкие кусочки и торжественно сожгли. Так она покончила с моим официальным статусом наркомана.

Ей казалось, что я эдакий ангел с крыльями, кайфа сам не ищу, мне его разные злыдни приносят. Она от меня друзей очень сурово отсекала, наивно полагая, что если меня изолировать, я перестану курить. А на самом деле я все сам находил. Помню, на гастролях до того обнаглел, что стал курить травку прямо у площадки. Так она не на меня собак спустила, а на тех, кто был рядом. Однажды захожу к Сереже Мазаеву в гримерку.

«Покурим?» — предлагаю ему сигаретку. Сели, затянулись, вдруг входит она. Видимо, запах учуяла. Мы аж поперхнулись от неожиданности. Пугачева оглядела нас, мол, все понятно. А потом ее лицо вдруг перекашивается от гнева, и она начинает орать на Мазая как резаная: «Б…!!!» Я не знал, что делать. Куда прятаться? Мазай от страха застыл с сигаретой, как мумия. Я думал, Пугачева его сейчас порвет — столько ярости было в ее крике. Потом она вышла, и тут же его… не стало. Все, больше с нами Сергей не выступал…

Затем Маша пыталась меня кодировать. Был такой психотерапевт Довженко, к которому она меня водила. Я послушно пошел, хотя уже тогда был уверен — медицина здесь бессильна. Странная процедура! Врач усаживает меня в кресло и делает над моей головой какие-то пассы, колдует, в транс вводит, а на меня ничего не действует.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или