Барбара Брыльска: «Я живу, хотя моя жизнь оборвалась вместе с жизнью дочери...»

Снимаясь в фильме «Города и годы», я была беременна Басей. Одна русская художница долго уговаривала...

Ирина Зайчик
Барбара Брыльска с дочкой Фото: РИА Новости
Когда родилась Бася, мне был тридцать один год. Я была уверена, что будет девочка, и даже отказалась делать УЗИ

— Да, любимый!

— Ты должна рожать детей и быть красивой и верной женой!

— Да, любимый!

Меня сразило, что он сразу захотел иметь от меня детей. Это был коронный аргумент. Мне нравилось, что он такой красивый, ласковый и властный.

Я приехала к нему в Югославию на месяц. Его семья действительно была очень богата. Мать Слободана, итальянка, обожала сына, ревновала и все время привередливо проверяла меня. Вскоре Слободана призвали в армию, а я осталась в его доме. Гарнизон был расквартирован на окраине города, и он в течение месяца убегал ко мне на уик-энды.

Я очень старалась понравиться будущей свекрови: демонстрировала свои кулинарные способности, даже, помню, первый раз в жизни приготовила утку с яблоками. Его бабушка меня очень полюбила, а мать все допрашивала, кто мои родители, чем занимаются. Узнав, что мой отец часовых дел мастер, она повернулась к бабушке и с презрением сказала по-французски: «Ты слышишь, ма шери, кто ее отец? Простой часовщик!»

Как-то Слободан проговорился, что по традиции богатых семей ему нашли невесту-итальянку, племянницу Анны Маньяни. «Я не хочу, чушь какая-то! Я ее даже не видел! Ей нет и шестнадцати», — жаловался он мне.

Когда уезжала домой, Слободан пообещал: «Я пришлю приглашение, и мы будем вместе! Разводись с мужем». Я развелась, но приглашения так и не получила. На день его рождения через авиакомпанию послала букет роз. В ответ — молчание.

Снимаясь в новом немецком фильме, как-то набрала номер его телефона. Трубку взяла мама Слободана: «Знаете, он в больнице... Нет-нет, ничего страшного. Послушайте! Если вы любите моего сына, оставьте его в покое. Жаль, что не сможем вернуть ваш презент». И дальше короткие гудки... В тот же вечер я приняла приглашение Гойко Митича и осталась в его номере. Это не было местью. Однажды в сердцах я пообещала Слободану: «Если изменю тебе, между нами все будет кончено!» Так я поставила точку в финале нашего романа...

Мне рассказывали, что Слободан женился на известной журналистке. Вроде бы все в порядке, а счастья не было... Недавно узнала, что он умер от рака. Подруга не могла поверить: «Неужели когда его не стало, ты ничего не почувствовала? Вы ведь были невероятно близки!» Это правда: я всегда на расстоянии знала, что с ним происходит, но в тот день интуиция ничего мне не подсказала... Теперь я уверена: это была самая большая моя любовь.

Статьи по теме

комментировать

IVI снял новый сериал о наркобизнесе, основанный на журналистских расследованиях


Подпишись на канал 7Дней.ru

ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Это интервью было лет тридцать назад в журнале «Крестьянка». Последняя фраза запомнилась. Но тогда Барбара была пятидесятилетней, а сейчас, когда ей за восемьдесят, звучит странно.

  • #
    она ничего не помнила, видимо, ей чем-то брызнули в лицо... как-то это звучит неправдоподобно

  • #
    Всем бы так любить и восхищаться собой как это делает Барбара. Зашкаливающее самомнение. Может поэтому и личная жизнь не складывалась. Настолько была занята самолюбованием,что забывала о людях вокруг. Отомстила любимому мужчине,переспав с другим-это вообще меркантильность какая-то. Назло маме отморожу уши.

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    Читайте еще