Полная версия сайта

Светлана Орлова. Аленушка

На съемках «Финиста — Ясного Сокола» Миша Кононов все время спрашивал: «Почему у тебя такие грустные глаза?»

AD
Светлана Орлова Светлана Орлова

Когда мне исполнилось четыре года, родители рванули в Алма-Ату. Туда много лет назад перебрался мамин отец Георгий Андреевич и рассказал ей, что можно недорого купить дом, да и климат хороший, тепло.

Сам дед был большим человеком: сначала трудился председателем колхоза, потом стал прокурором. С женой они были в разводе — бабушка жила у второй дочери, маминой сестры, в Осинниках. У той росло четверо детей, несколько раз мы ездили туда их навестить.

Помогать нам бабушка не торопилась: считала, раз Валя (так зовут маму) выбрала себе такого мужа и такую судьбу — пусть устраивается сама. А вот дед часто брал меня к себе. Мы выезжали с ним на острова ловить рыбу, ставили палатку на берегу, разводили костер. Дедушка с юмором, озорной, знатный рыболов. Вылавливал огромных сазанов, а дома разделывал их большими кусками и раздавал соседям. Эти поездки с дедом — одни из самых светлых воспоминаний моего детства.

Жили мы небогато, маминого заработка едва хватало. Бывали дни, когда на столе — хлеб с солью да лук из огорода, а запивали эту нехитрую еду водой. Просить поддержки у своих родных мама не хотела — гордой была. Отец мой работать не желал и семье совсем не помогал. Отсидит — выйдет. Как-то с дружками ограбил алма-атинскую футбольную команду: украли часы, рубашки... И снова угодил в казенный дом.

Когда отец бывал дома между отсидками, мама с ним постоянно ругалась: требовала, чтобы перестал дурить, устроился на работу и содержал семью. Он возражал, что имеет право жить так, как ему нравится. Крики, драки, даже с топорами друг на друга кидались. Многие так жили, на рабочих окраинах — сплошь и рядом. Женщины годами тянули лямку: и жить с мужем невмоготу, и выгнать жалко — совсем пропадет. Русская бабья доля!

Если родители ругались и доходило до мордобоя, я бросалась между ними, бесстрашно замахивалась на отца: «Не трогай маму!» Он тут же опускал руки — меня ни разу не ударил. Думаю, все же любил. Как возвращался из тюрьмы — сразу ко мне. Схватит в охапку: «Доченька, как же ты выросла!» Один раз порылся в карманах и достал пряник — подарок. Довез для меня, не съел по дороге из мест не столь отдаленных. Пряник таким черствым был — только зубы ломать. Я долго его берегла как память.

AD
Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или