Полная версия сайта

Ольга Битюкова. Немедийное лицо

На пять лет я совершенно закрылась. Этой секретностью довела ситуацию до абсурда.

Ольга Битюкова в фильме «Москва — Кассиопея»

Когда впоследствии мама с бабуленькой по очереди стали извиняться за мое загубленное детство, я их, мягко говоря, не понимала. Обожала интернатскую насыщенную жизнь, наш пионерский лагерь «Экран», в который меня зачастую отправляли на все три смены, друзей, педагогов!..

— У меня было прекрасное детство! — говорила маме.

— Врешь! Оно было ужасным! И наверняка ты этого нам простить не можешь.

— Ерунда! Я была очень счастливым ребенком.

Но кажется, она мне так и не поверила.

Ну так вот, в двенадцать лет я вдруг оказалась в семье. Конечно, хлебнула общеобразовательной школы, но именно дома произошла очень важная для меня встреча. Поначалу не знала, кто этот постоянно улыбающийся мне невысокий хромой человек в очках с очень сильными диоптриями. Режиссер Ричард Викторов приходил в гости к отчиму. Владимира Федоровича с ним однажды познакомила мама. Чернышев написал музыку к его фильму «Переступи порог», и они подружились. Я говорила «здравствуйте» и шла по своим делам. Однажды Ричард Николаевич остановил меня в прихожей и задал сакраментальный вопрос:

— Хочешь сниматься в кино?

— Конечно хочу!

— Тогда возьми у отца сценарий «Москва — Кассиопея» и скажи, кто из девочек тебе понравился больше остальных.

Естественно, я положила глаз на Варю Кутейщикову, показалось, мы с ней во многом похожи. Кроме того, кому не пришлась бы по душе героиня, в которую влюблены практически все мальчишки? Потом было много проб, прежде чем я услышала от Викторова заветное «утверждена», а мама подписала со студией договор на оплату моего труда в размере ста рублей в месяц.

По сути, первое время я разве что камеры побаивалась, остальное было привычным. Даже музыку к фильму отчим писал дома на своем кабинетном рояле, поэтому первыми слушателями некоторых ее фрагментов стали мы с сестрой. Владимир Федорович был тружеником и большим талантом. Он сам расписывал все партитуры — это огромный труд!

Наталью Фатееву я знала, не говоря уже про ее Володю, с которым встретились на пробах. Даже Иннокентий Смоктуновский, гениальный актер, удивительный и неповторимый, не мог сразить меня наповал — они дружили с мамой, много вместе работали на дубляже. Общаться на площадке с давно знакомыми людьми несложно, тем более что все, включая Смоктуновского, вели себя с нами, детьми, на равных. Это были абсолютно партнерские отношения. Никто не читал нотаций, не проводил актерского ликбеза, не ругал нас, хотя было за что. Баловались в основном мальчики, особенно Басов. Он тогда воображал себя ужасно взрослым и даже покуривал. Словом, ничто не омрачало нашего движения к звезде Альфа в созвездии Кассиопея, кроме того, что некоторые съемки были тяжелыми физически.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или