Полная версия сайта

Людмила Меркулова. Мой друг Руслан

Народ обожал «Кавказскую пленницу», и Ахметова донимали: «Ты наш санитар Эдик! Выпей с нами!» А Руслану неудобно — раз люди просят, надо уважить.

Валерий Носик

Точно так же она когда-то не пустила мою старшую сестру в Хор имени Пятницкого, хотя все наши знакомые уверяют, что голос у Лиды был даже лучше, чем у Зыкиной. Мать выдала ей ту же фразу — «Этих нам в семье не надо!»

Когда Ахметов поступил во ВГИК, она постановила: «Больше ты с ним не общаешься!» По тону было понятно — сделает все, чтобы нам не быть вместе. Из дома Руслана не выгоняла, но то и дело отпускала в его адрес обидные реплики. Мол, что за профессия такая — актер?! Копеечная, неустроенная. Представляю, каково было слышать такое парню с его-то самолюбивым характером. Он пытался спорить: «Посмотрите, сколько прекрасных людей служат искусству!» Мама лишь пожимала плечами.

Ахметов с детства мечтал стать артистом. Мы с ним пересмотрели все спектакли в московских театрах. В «Маяковке» Гамлета играл Евгений Самойлов. Потрясающим был в этой роли! Вышли с премьеры, и Руслан сказал уверенно: «Я буду стараться стать лучшим Гамлетом, даже лучше, чем Самойлов!»

Как он радовался, поступив с первого раза во ВГИК на курс Михаила Ромма! Вскоре после зачисления идем по улице Горького мимо витрины с шоколадными тортами. Ахметов говорит: «Людка! С первой же стипендии покупаю тебе самый большой торт, какой только есть в этом магазине! И клянусь — никогда пить, как отец, не буду!»

Он переживал, что Юсуп выпивает и в жизни его только работа — дом, выпить — закусить. При том, что неглупым был мужчиной, хорошо знал узбекскую литературу, еще и пел прекрасно дуэтом с женой. Но не было в них обоих стремления к «высокому полету». Правда, тетя Вера как-то призналась, что тоже мечтала стать артисткой. У нее и родной брат Беляков (имя его, к сожалению, забыла) служил, кажется, в каком-то провинциальном театре. А Веру, по ее словам, быт затянул. Двухкомнатная тесная квартирка на первом этаже, нелюбимая работа — вот и все, чем обернулись мечты юности.

Руслан очень стеснялся родительской неустроенности. Хоть и говорят сейчас, будто в СССР «не было разделения», оно все же было: побогаче — победнее. Другое дело, что кого-то это волновало, а кого-то нет. Меня — нет. А вот Руслан переживал, что на моем фоне выглядит более чем скромно. Родители даже пиджак на выпускной не смогли ему справить! А я — в шикарном шуршащем венгерском платье!

Одна из моих сестер работала в Министерстве обороны, бывала в Австрии, Румынии, Венгрии, вот и привезла обнову. А брат служил в Монголии, тоже присылал заграничные вещи — я была одета, прямо скажем, не по-кожуховски. Яркая блондинка в заграничных вещах, выделялась. И жили мы в добротном кирпичном доме, квартира большая. Родня — все люди серьезные. К примеру тетя Евгения Дмитриевна Макеева — мамина двоюродная сестра — возглавляла лабораторию в НИИ нефти и газа. С Русланом они были знакомы. Он сам иногда просил:

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или