Полная версия сайта

Елена Серова. Любовь до слез

В одном телешоу мой бывший муж заявил, будто я его обобрала, и добавил в конце, что спас дочь от «сумасшедшей мамы».

Александр Серов

— Ой, ну что, она не успокоится никак?

— Нет! — отвечаю нервно.

— Ну ладно тебе... Она же маленькая еще. Все дети плачут.

Попил водички и спать пошел.

На первом этаже нашего дома была молочная кухня. За детским питанием надо было бежать рано утром — его очень быстро разбирали. Сам Серов там не появлялся, мол, что люди скажут: небожитель за детским кефирчиком пришел. Помню, Мишель было месяцев шесть, пристегиваю ее в сидячей коляске, завожу ему в спальню. «Саша, — бужу, — присмотри за ней, я сбегаю за питанием». Через десять минут возвращаюсь: Мишель вся красная, извивается, пытаясь вылезти, он мирно продолжает спать. А это же все копится, копится...

Сейчас Серов — сумасшедший папа! Когда Мишель выросла, выучилась — теперь да, он рядом. А когда нужно было ежедневно за маленькой ухаживать — это, пожалуйста, сама-сама-сама.

«Лен, у меня работа!» — один ответ на все просьбы. А работа в соседней комнате, в студии. Конечно, тяжело мотаться по гастролям, по гостиницам, прыгать из самолета в поезд. А как другие люди живут? С утра до вечера у заводского станка. Им, наверное, в сто раз тяжелее...

Я была на грани нервного срыва. Александру еще и по сто пятьдесят раз на дню надо было готовить. Первый завтрак, потом второй. Обед, полдник, ужин — дробное питание из-за проблем с желудком. Вертелась как белка в колесе, стиральная машинка «Малютка» работала круглосуточно. А пока Мишель спит, все пеленки-распашонки надо успеть прогладить с двух сторон. Ни одного памперса ребенку не поменял. Но когда дочка болела, трясся от страха, слушал: дышит — не дышит. Всех врачей-педиатров на ноги поднимал. Этого у него не отнять.

Изредка из Николаева приезжала Сашина мама проведать внучку, привозила книжки, игрушки. Простая женщина, мне в бабушки годилась. Она старалась помочь...

И вот живу уже третий месяц в этом дурдоме. Как-то приезжает Оля: «Иди поспи, а я приготовлю что-нибудь». Она нажарила котлет, к ним пюре. А я с Мишель прикорнула в нашей комнате. Единственное полезное, что Саша купил, это рация. Она круглосуточно работала в детской и на кухне. Дочь проснулась. Кормлю ее из бутылочки, а Оля на кухне потчует своими котлетами Сашу. Проходит минут двадцать. Вдруг влетает разъяренный Серов, закрывает за собой дверь и начинает орать: «Надоело! Ты ничего не умеешь! От твоих котлет у меня изжога!»

А у меня на руках трехмесячная дочь. Сижу трясусь, виновато опустив глаза в пол. И тут Оля, которая по рации слышала, как он меня оскорбляет, называет «недоженой», влетела и как понесла на него: «А ты кто такой? Ты не муж, не отец. Какое право имеешь на Лену орать? Ты даже ребенка не удосужился на себя записать. Вечно ему некогда!»

И действительно, мы с Мишель были совершенно бесправными. Живем в квартире Саши. А кто мы ему? Никто! Я москвичка, мне было куда уйти. Дело не в жилплощади, а в его отношении. Но я Серова всегда оправдывала: некогда человеку, он так занят, столько работает. Ну что буду дергать по пустякам?

Подпишись на канал 7Дней.ru
Загрузка...




Комментарии




Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или