Полная версия сайта

Федор Добронравов. Да, солнышко!

С женой Ириной мы вместе уже тридцать пять лет. Когда делал предложение, пообещал: «Буду верен тебе до девяноста лет. А потом, уж извини, начну гулять! Если на это согласна, давай жить вместе!»

Анатолий Мукасей со Светланой Дружининой

Надеюсь, мои поклонники его тоже оценят. Я не получаю от них негатива, может потому, что не играл отрицательных персонажей. Поклонницы женского пола ведут себя корректно. Никто не бросается, не караулит у гостиницы. Наверное чувствуют, что я не Казанова, не тот мужчина, который нравится женщинам, может их удивлять и радовать. Я люблю жену, своих сыновей и внучек и больше ничего не умею.

Однажды на вторых или третьих «Сватах» Таня Кравченко призналась: «Федя, втрескалась в тебя по уши!» Ответить было нечего. Слава богу, Таня оказалась женщиной тонкой и все это как-то пережила в себе.

Оба сына пошли по моим стопам, продолжили актерскую династию Добронравовых. Конечно, я их к этому не подталкивал, сами принимали решение. В тринадцать лет Иван снялся в фильме Андрея Звягинцева «Возвращение». Режиссер-дебютант поехал с ним на Венецианский международный кинофестиваль и сразу завоевал пять призов, в том числе главный — «Золотого льва». После этого на Ванечку обратила внимание Светлана Проскурина. Сыграв в ее «Перемирии» главную роль, он был награжден призом за лучшую мужскую роль на «Кинотавре». Куда ж после такого, как не по актерской стезе? Иван окончил Щукинское училище, так же как Витюша, он сегодня служит в труппе Театра Вахтангова. Сердце наполняется гордостью, когда вижу расклеенные по Москве афиши спектакля «Царь Эдип», с которых на меня смотрит старший сын. Художественный руководитель театра яркий режиссер Римас Туминас, каждая премьера которого становится событием, постоянно держит Виктора в поле зрения. Он играет во многих его спектаклях, в том числе в громких «Евгении Онегине», «Улыбнись нам, Господи».

Когда спрашивают, как вы воспитывали своих детей, неизменно отвечаю: «Да никак». Не до них было! Хотя вот случай... Грозил Витюшке: «Не прекратишь баловаться, выпорю!» Произносил неоднократно, и, наверное, в его маленькой голове это не укладывалось. В очередной раз, еще в Воронеже, сын набедокурил (что конкретно совершил, уже не припомню) и я сказал:

— Сынок, принеси ремень. — Он принес и протянул мне. Я заволновался, но отступать было некуда: — А теперь снимай штаны!

И один раз, но довольно сильно хлестнул его. Как же он посмотрел! Я спрашиваю:

— Еще?!

— Нет, спасибо! — Надел штаны и больше никогда не давал повода.

С Ванькой было то же самое и тоже только один раз. Дети понимали: я это не со зла, люблю их, обожаю, обцеловываю. Витюшка рос самостоятельным, мотался с нами по общежитиям, проводил свободное время за кулисами. Когда мы с женой были заняты на работе, скидывали его с рук на руки коллегам как переходящее красное знамя. Ванюшке повезло больше. Но ни того, ни другого мы не баловали. Хотели бы, да возможности не было. Поэтому сейчас отрываюсь на внучках! Как же долго я их ждал! Когда старший женился на Александре (она профессиональный фотограф), буквально упрашивал его:

— Витюш, когда?

— Пап, ну куда нам заводить детей, у нас нет ничего — ни квартиры, ни денег. Опять садиться к вам на шею? Не хочу.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или