Полная версия сайта

Михаил Горевой. Международный злодей Российской Федерации

Когда по прилете в Лондон проходил паспортный контроль, офицер спросил: «Цель визита?» — «Буду в...

Михаил Горевой и Гарик Сукачев

— Дайте автограф!

— Какой автограф? Я же еще не снялся! Да и играю злодея.

— Не впущу, пока не дадите!

Так меня сразу же настигла незаслуженная слава.

С Пирсом Броснаном мы подружились, наши гримерки были рядом. Много болтали, смеялись. Еще в Москве знакомые милиционеры, узнав, где я буду сниматься, посходили с ума: изготовили для Броснана настоящий ментовский жетон с перламутровой мозаикой и номером 007. Попросили:

— Обязательно передай Джеймсу Бонду! Жетон подлинный, зарегистрирован, все легально.

— Хорошо, — говорю, — попробую!

Рекламная кампания фильма была супермасштабной, нас водили, как собак на поводке, с одного телеканала или радиостанции на другие. И вот мы презентуем фильм на BBC. Там я и передал подарок Пирсу.

— Это что?

— Настоящий жетон, рашен полис.

— А, клево!

И пропал. Мы идем по коридору, вдруг из-за угла выскакивает Броснан и кричит: «Лежать! Рашен полис!» Все, конечно, посмеялись. Но Пирс не только шутник, а еще и глубокий человек. У нас были большие перерывы между дублями, во время которых он писал акварели.

Это был мегапроект, один бюджет — почти сто пятьдесят миллионов долларов. Но внимание и добросердечность в группе не показные, искренние. Правда, над тобой могут и пошутить, поддеть словом — легко! Но ты ощущаешь себя членом семьи и если не последняя сволочь, не можешь не соответствовать атмосфере. Например не посмеешь опоздать или прийти на площадку с невыученным текстом.

«Джеймс Бонд» — семейный бизнес продюсеров Барбары Брокколи и Майкла Уилсона, они брат и сестра. С Барбарой я познакомился, когда был... без штанов. Меня вызвали заранее и целый день посвятили выбору костюмов и пробам грима и прически. Притащили огромную вешалку, на ней сто пятьдесят костюмов. Начал скакать из одних штанов в другие. Барбара Брокколи вошла в тот момент, когда я был в одних труселях. Она как ни в чем не бывало: «Майкл, привет! Ну, как ты долетел? — А я стою смущаюсь. — Да брось ты! Что я, мужика в трусах не видела? Я вообще гожусь тебе в матери». Она действительно была как мамочка — окружала нас вниманием и заботой.

Я парень из Щукино, а мне подают «ягуары», «мерседесы», дядька-водитель в костюме с галстуком, чисто лорд, открывает дверцу.

— Не-не-не, я сам, я не беременный!

— Это моя работа, сэр! Прошу вас, сэр!

Да какой я на фиг сэр?! Потом, конечно, попривык.

Внучка Саша, сын Митя, дочка Даша, Михаил Горевой, дочка Софья

Премьеру в Лондоне посетила королева Елизавета, мы были ей представлены на приеме после фильма. Туда надо было прийти в смокинге и бабочке. Всех предупредили: бабочка на резинке не подойдет, только та, что завязывается. Я выразил сомнение:

— Разве кто-то заметит? Боюсь, что с правильной я управиться не сумею!

Мне ответили:

— Еще как заметят, так что покупай ту, что требуется, а завязать ее тебе помогут.

Уход Пирса Броснана из сериала стал для меня личной бедой. Я в роли Бонда не признаю никого другого. Ну какой из Дэниела Крэйга 007?! Мелковат он! Обратите внимание, как на крупных планах Крэйг играет желваками и у него шевелятся уши. Очень старается, а юмора в нем никакого. Хотите сказать, что такой Бонд-сухарь может нравиться женщинам? Хуже Крэйга был только Тимоти Далтон.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или