Полная версия сайта

Екатерина Архарова. Здравствуй, любовь!

Актриса больше двух лет не давала интервью о браке с Маратом Башаровым, который закончился крахом. Но сейчас считает, что в той истории пора поставить точку.

Родители Екатерины Архаровой Екатерина Архарова

В начале 1989 года ему предложили открыть свой ресторанный бизнес в Италии. Мне было тогда тринадцать лет. Отправлялись из Москвы со всем скарбом, как в известном стихотворении: «Картина, корзина, картонка и маленькая собачонка». Только собачонка была большой. Уезжали с афганской борзой по кличке Канон и котом Тимой. В поезде взяли два соседних купе в СВ, в одном разместились я и мама, а в другом — папа с зоопарком.

И вот мы в Милане, а точнее в Сан-Донато-Миланезе. В ресторане оказалось два больших зала, его окружал огромный заросший парк, здание было заброшенным на протяжении многих лет. Предстояла огромная работа: перестроить все полностью, сделать стоянку для автомобилей, детскую площадку, проложить дорогу, найти поставщиков, хорошего повара, персонал, придумать рекламу и запуститься. Но папа никогда не боялся двигаться вперед, рисковать и, если надо, начинать с нуля.

Они с мамой хотели создать ресторан русской кухни, но потом поняли, что итальянцы крайне консервативны, в том числе и в кулинарных пристрастиях. На русское меню они из любопытства пришли бы раз-другой и больше не показались бы. Поэтому было принято решение сделать заведение местной кухни.

И вот ресторан преобразился. Залы были оформлены в стиле рустико, огромная территория утопала в цветах и фруктовых деревьях, для прогулок выложили узорчатые дорожки из камня, а главное — нашли повара Лино, мастера золотые руки. Вот такое заведение миланцам понравилось. И бизнес пошел. Хотя случались и казусы: то после очередного банкета вилки с ножами и солонками исчезли, причем со всех столов, то работники ресторана вместо скромного обеда устраивали себе пир — устрицы, спагетти с лобстером и морепродукты на гриле.

Жили мы в двухэтажной вилле рядом с рестораном. Меня отдали в классический итальянский лицей. Я страшно тосковала по московским друзьям. Ночами просыпалась — подушка мокрая от слез. Итальянского языка не знала, в Москве изучала французский. Хоть и говорят, что эти языки похожи, — не соглашусь, они абсолютно разные. В общем, осваивалась тяжело. Даже гулять первое время ходила со словарем. Понятно, что завязать дружбу с кем-либо было нелегко. Я же по своей натуре очень общительная, любознательная, одна не могу. К тому же переходный возраст — так нужны были друзья, а я очутилась фактически в изоляции.

Комментарии

Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или