Полная версия сайта

Татьяна Говорова. Драгоценные дни

Мой муж Виктор Павлов говорил: «Помните, что семья и любовь — самое главное в жизни. Ведь так легко...

Виктор Павлов

А Витька так хотел дубленку! В наши первые годы он две зимы в плащике отбегал. Потом ему на заказ шили брезентовые штормовки, красиво получалось, но все не то. Он же артист, люди подходят пообщаться, положение обязывает выглядеть. Звоню из автомата и железным голосом говорю:

— Я в Столешниковом! Тут дубленки!

— Одеваюсь! Бегу!

Прилетел. Лицо красно-синее, глаза еле разлепил. Но, наверное, в таком виде его только в Кремль не пустили бы, во всех остальных местах Павлова были рады видеть в любом обличье. Очень Витю любили. Я с ним внутрь не пошла, ждала на улице. Купил! Серенькую, на кнопочках, расстегивается-застегивается. Еле дышит, но довольный невероятно! Вот так мы разводились целых два раза.

Мужики есть мужики. Им кажется, что их ревнуют, пытаются контролировать, отслеживать все перемещения... Других вариантов будто и нет! Всю жизнь у Павлова были проблемы с сосудами — и как тут не волноваться? Между прочим, у меня самой однажды случилась история, аналогичная Витиной с утраченной шапкой. Шла с банкета, присела на скамейку во дворе Дома композиторов — дурно стало. Как выключилась, не помню. Глаза открываю, а сумочки моей след простыл. Обидно, сумка была хорошая. Виктор меня после этого случая стал встречать.

Кстати, в отличие от меня муж был ревнивым. Только присядешь в театре что-то отметить, не у одних больших артистов же события происходят, дежурный шипит: «Татьяна Николаевна, вас к телефону. Виктор Палыч». Посидеть не даст. После третьего звонка с вопросом «Когда за тобой приходить?» я теряла терпение, предлагала Виктору присоединиться к нам. «А как же этот твой рабочий сцены?» — спрашивал Павлов. Почему рабочий сцены? Так обидно! Мог бы и посерьезнее кого-то приписать. И так жила как святая! А с рабочим сцены мы просто общались время от времени.

Наверное, ревнивостью Витя в мать пошел. Он вообще во многом был похож на маму — внешне, по артистичности. Когда умер его отец Павел Игнатьевич, идет церемония на кладбище, гроб опускают в землю... Вдруг Лидия Никандровна сквозь слезы, но громко так говорит: «Витя, погляди, кто тут по соседству закопан? Ой, одни бабы же!» Несмотря на трагичность момента, многие еле сдерживались, чтобы не расхохотаться.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или