Полная версия сайта

Полина Петренко. Последний разговор

Когда из жизни уходит близкий человек, ты будто обречен вспоминать последнее. Последний взгляд....

Церемония прощания с актером Алексеем Петренко в Доме кино

Почему-то не было вскрытия, хотя по закону тех, кто умер дома, в патологоанатомическом отделении должны исследовать обязательно. Ведь за несколько дней до смерти отец веселился на дне рождения жены Эммануила Виторгана, и вроде логично заинтересоваться, что же именно стало причиной его внезапной кончины. Наблюдал его какой-то домашний доктор, будто до Москвы три сотни верст и клиник в городе нет.

Как мне рассказали потом, в трагический день в доме присутствовали только Алия-Мелания и какой-то папин знакомый, Азима была в отъезде. Во всяком случае к родственникам Миши Кожухова, соседям — у них дом на две семьи — прибежала девочка: «Папа не дышит». И до сих пор мне никто не смог объяснить, кто был тот мужик, задержавшийся у отца до десяти вечера... Соседи рассказывали, что еще в доме периодически жила молодая женщина с двухлетним ребенком, наверное, это тоже были какие-то папины новые родственники. Никто из соседей не был знаком со всеми этими людьми, зачем они приезжали в Москву и чем занимались — загадка.

— Вы будете претендовать на наследство?

— Конечно. Я не верю в искренность чувств этой женщины, сомневаюсь в родстве девочки с моим папой, поэтому буду настаивать на ДНК-экспертизе и оспаривать череду странных дарений.

С папиными подарками — вообще темный лес. Если верить доступным справкам из Росреестра, свою квартиру в Балашихе папа подарил жене двадцать восьмого октября 2010 года, через два дня после регистрации брака. Следом подарил дом в Никольском, родовое гнездо Кожуховых, поэтому, конечно, третья жена отца имела полное право писать на меня какие угодно заявления в полицию — папе там уже ничего не принадлежало. Я действительно влезла в чужой дом. И думаю, что написала бы, если бы отец ее не остановил. Достоверно мне это, конечно, неизвестно, но нравится думать, что заступился за меня именно он.

Вишенкой на торте стало дарение его половины квартиры на Никитском бульваре. На самом деле это квартира мужа Галины Кожуховой писателя Радова. Когда он умер, туда переехал мой отец. Галина Петровна впоследствии оставила завещание, разделив недвижимость: половину сыну Мише, вторую — моему папе, ее мужу. У папы остался только участок на троих собственников в деревне в Тверской области, который он каким-то образом не подарил своей супруге, возможно потому, что она о нем не знала.

Подпишись на канал 7Дней.ru


Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или