Полная версия сайта

Семен Фурман. Формула счастья

Я весь состою из комплексов. И актером-то стал от безумного страха публичности и сцены. Как бабочка...

А по поводу того, было ли с ним легко... С гением не может быть легко! У гения не может быть друзей, поэтому уверен, что и у Курехина их не было — только единомышленники. Да, с ним не было скучно. Но что было бы дальше — не знаю. Ведь страшнее всего увидеть потом гения не гением. Что было бы с Пушкиным, доживи он до старости? А вдруг приспособился бы или стал писать плохие стихи? Гении тоже могут меняться, и не дай бог нам и им дожить до этого! А бывает, вот гений-гений, а потом так измажется, что в конце жизни о нем никто и не вспомнит. Сложные это процессы. Я вот когда-то думал: про что можно поставить «Моцарта и Сальери» Пушкина? Про то, что гений невыносим, с ним невозможно находиться рядом. Он раздражает, издевается над искусством и окружающими людьми. А имеет ли право себе это позволить? На этот вопрос у меня пока нет ответа. Это и может быть темой спектакля.

— В период, когда вас никуда не брали, на что жили?

— Сначала я хотел устроиться сторожем или в кочегарку. У меня были знакомые поэты, которые там трудились. Но меня туда не брали. Оказалось, гражданин с высшим образованием не имел права работать сторожем или кочегаром. Такой был закон. Как обычно, не для всех... Но я с моим еврейским счастьем не стал исключением из правил. И композитор Андрей Петров помог попасть мне на «Ленфильм».

Сокурсник моего одноклассника был сыном Анатолия Семеновича Бадхена, знаменитого дирижера, который, естественно, дружил с Андреем Петровым. Петров меня никогда не видел, но по просьбе Бадхена позвонил в отдел кадров студии: мол, мальчика надо взять. Его звонка было достаточно для начальника отдела кадров «Ленфильма». Хотя потом кадровик у меня периодически спрашивал: «Петров звонил?» Боялся, что перепутал. Вдруг не Петров просил или Петров не просил, а он меня взял зачем-то. В общем, стал я помрежем. И в одной из экспедиций познакомился с будущей женой.

— Где это было?

— Ездили в Златоуст. Фильм назывался «Человек, которому везло». В главной роли Георгий Бурков. Режиссер Константин Ершов снимал автобиографическую картину — историю о поэте, который попадает в геологическую экспедицию. А Буркова пригласили потому, что он напоминал режиссеру внешне самого себя. Помню, оказалось, что Бурков не умеет ездить на велосипеде. Меня это очень удивило. Пришлось снимать со спины дублера.

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или