Полная версия сайта

Александр Стефанович. Автограф

Хочу представить читателям два эскизных портрета — знаменитого режиссера Сергея Соловьева и...

Татьяна Друбич

Сережа рассказывал, что ему не раз приходилось принимать кардинальные решения на ходу. Расставшись с очередной женой, он остался без квартиры. Денег на новое жилье не было, а Госкино как раз искало режиссера на совместный советско-колумбийский фильм. Соловьев взялся за проект, даже не читая роман-первоисточник. А когда прочитал, то понял, во что ввязался. Ситуация осложнялась тем, что книгу написал бывший президент Колумбии. Что делать? Сережа сочинил сценарий, за который ему было не стыдно, от книги там остались лишь отдаленные мотивы. К великому удивлению, его сценарий высокопоставленному писателю понравился. Под такое дело Соловьев убедил президента пригласить на главную роль колумбийской красавицы свою музу — Таню Друбич, в то время студентку Московского стоматологического института. В Колумбию они отправились вместе.

Съемки фильма в далекой стране проходили в экстремальных условиях. С одной стороны, под пристальным взором местной мафии, а с другой — под неусыпным контролем представителей наших спецслужб, внедренных в съемочную группу. Чекисты иногда пропадали из вида, потому что их главной задачей были контакты с местной компартией. В этот момент оживлялись мафиози-контрабандисты, предлагавшие нам знаменитые колумбийские изумруды по сходной цене. Словом, приключений хватило бы еще на целый авантюрный сериал. В результате Соловьев снял одну из лучших своих картин, заработал на новую квартиру и женился на Тане.

Такие вот латиноамериканские байки рассказывал мне Сережа по дороге. Я отвечал ему историями из своей французской жизни. Время пролетело незаметно, и вот уже замаячила впереди золотыми огнями знаменитая башня. Мы въехали в Париж.

Вечером пошли на дипломатический прием. В особняке нашего посольства вручали Золотую медаль имени Шухова создателям тоннеля под Ла-Маншем. Но даже бретонские устрицы с золотистым шабли на фуршете не могли нас отвлечь от ностальгических воспоминаний.

Часто одни и те же события в наших рассказах выглядели по-разному. Каждый помнил свои детали, ставил свои акценты, которые дополняли друг друга. От этого картина прожитой жизни представлялась более объемной.

В моей записной книжке Сережа подвел итог: «Саша! Главное не смотреть на жизнь мрачнее, чем она на нас».

Подпишись на канал 7Дней.ru

Комментарии



Загрузка...

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или